Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Валерий Стерх "Три Антихриста Апокалипсиса. Москва – Седьмой Рим"

Книга писателя из Екатеринбурга Валерия Стерха «Три Антихриста Апокалипсиса. Москва – Седьмой Рим» представляет собой толкование на «Откровение» Иоанна Богослова, которое набрасывает обобщенные мистико-символические картины завершения земной истории.
Непосредственно само «Откровение» всегда являлось излюбленным источником нелепых астрологических версий «конца света».
Collapse )

"Цветочный крест" Елены Колядиной

„Цветочный крест“ Елены Колядиной я приобрела из любопытства — не каждый год одна и та же книга удостаивается и «Русского Букера», и «Полного абзаца».

Первую главу, «Кудесы отца Логгина», начала в общественном транспорте — случайные попутчики до сих пор считают наверное, что довелось им проехаться с сумасшедшей: я просто не могла удержаться от хохота. При этом сама понимала, что смех далеко не прост, что за довольно... гм... смелыми, скажем так, шутками Колядиной скрываются настоящие теологические и философские лабиринты. Collapse )
доброе
  • rotwain

«От Воскресенских ворот до Трубной площади. Москва, которой нет. Путеводитель»



«Остановиться, оглянуться» - так называется одна из глав книги-путеводителя «От Воскресенских ворот до Трубной площади». И это одно из самых точных объяснений, зачем и для кого она написана.

Слово «путеводитель» обычно слегка настораживает – кажется, что вам предлагают в спутники назойливого гида, а вас держат за бестолкового туриста. Но книги, изданные проектом «Москва, которой нет» - путеводители совершенно иного рода.

Больше всего они нужны, скорее всего, даже не случайным гостям города, а тем, кто в нем живет. И частенько проходит знакомыми и полузнакомыми улицами, даже не подозревая, насколько захватывающую историю мог бы рассказать о своей долгой жизни каждый из домов, глядящий молчаливо – и с некоторой укоризной – на равнодушных прохожих. Дома не умеют говорить: они не способны ухватить за рукав прохожего, зашептать ему в ухо: «Послушай, что я тебе расскажу!» или крикнуть на весь город: «Помоги мне, я погибаю!» За них это делают авторы книг.

«Вдобавок эта книга отлично написана – обычно об истории городов пишут заумно, с метафизикой, с множеством ненужных слов и лишних сведений. А тут, можно сказать, роман»
Дм. Быков (из предисловия)

Collapse )
nux

Валерий Попов "Две поездки в Москву"

Хотели бы вы открыть одну из лучших книг русской прозы конца ХХ века, скорей всего, вам неизвестную, притом будучи совершенно уверены, что никто не пытается вам эту книгу продать? Тут ведь как завидишь слова "самая", "великолепный", "потрясающий", так вмиг и ощетинишься: опять пиар-менеджеры отрабатывают свой круассан.
Collapse )
логотипо

«Сакральное пространство средневековой Москвы» (Беляев, Баталов)

Сакральное пространство средневековой Москвы
«Сакральное пространство средневековой Москвы» — богато иллюстрированный альбом-монография о закономерностях религиозной топографии Москвы XIII–XVII веков.

Действительно ли монастыри ставили в удаленных от города местностях? Это не подтверждается схемами размещения. Какова функция монастырских стен? Отнюдь не фортификационная, как принято считать, а, скорее, отделяющая — выделить из окружающей жизни священное пространство, подобие царства Божия. Как складывалась сакральная география Кремля? Почему Собор Покрова на Рву представляют представляют подобием и символом ветхозаветного храма Соломона, Горнего Иерусалима? Откуда, наконец, взялась идея Москвы как города на семи холмах?

«Сакральное пространство средневековой Москвы» - альбом-монография двух крупнейших современных специалистов в области археологии, истории, культурологии Москвы - разрушает представление о средневековом городе как градостроительном образовании с продуманной композицией. Реальный город подчинялся не тем закономерностям, что описывали стройные теории Возрождения или их последователи. Сакральное пространство его значительно богаче и интереснее, его формируют определенного рода исторические "случайности". Основным фактором здесь выступает церковная жизнь города во всех ее проявлениях. За каждым из созданных в процессе существования города сакральных ансамблей стоит цепь конкретных разновременных исторических событий, приводящих к постепенному их сложению.

Книга богато иллюстрирована, содержит исторические планы и чертежи, научные реконструкции, фотографии археологических находок, часть которых публикуется впервые.

Пролистать на Google.Books

Герман Гессе, "Нарцисс и Златоуст"

Есть два варианта перевода этой книги. Один – «Нарцисс и Гольдмун», другой – тот, что я указала. Мне по душе именно «Нарцисс и Златоуст» - резкое и чуждое русскому уху «гольдмунд» всегда отпугивало меня. Конечно, когда знаешь, о чем речь, в этом гольдмунде без труда угадываются именно корни «золото» и «рот»/ «уста» - но так зачем же их записывать в такой неясной и отталкивающей форме? Тут благодарность переводчику (на книге, что я читала, написано –В. Седельник)
Гессе написал роман уже в зрелом возрасте, и он по стройности и музыкальности повествования почти не уступает «Игре в бисер». Некоторые страницы совершенно поражают яркостью красок, чистотой звуков – у Гессе так часто один вид искусства перекликается, вплетается в другой, что, должно быть, предвещает замысел «Игры».
Целиком этот роман - изящная стилизация под Средневековье, завораживающая легенда о двух путях.
Но столь многие повороты сюжета в нем – сплошные отражения в зеркалах. Это симметрия, которая порой убивает живость характеров, превращает произведение в геометрическую задачу с доказательством. Ясным, четким, полным, логичным, но все же -- именно непрестанным выведением следствий из условий теоремы и конечным ч.т.д. о равенстве силы двух характеров, духов, путей. Доказательство может быть красиво и стройно, но никогда не самодостаточно. И если бы не описания моментов осмысления и перерождения, если бы не чудесно созданные образы, которыми так и искрит книга, в которых концентрируется и музыкальность, и красочность, и изящество, я бы отнесла ее лишь к хорошо сделанному, но свершено не нужному и скучному нравоучению, защищающему мысль, и без того не новую.
Однако же, воспринятая целиком, эта книга дает возможность увидеть стройную идею и описания, удивительные в своей музыкальности.

Виктор Пелевин "Тайм-аут или вечерняя Москва"

Честное слово! Рассказ просто нечто!

Завязка тривиальна: во время разборки смертью геройской погиб братан Вован. И куда - то попал. Неизвестно куда. Не факт, что а ад, но и раем это место точно не назовшь.
Некто Енлаван богатырским пинком послал вована в Кылдурас. И заставил работать. В ЗАО "Рай". Работа его заключалась в неких манипуляциях по остужанию некоей железки некоей частью своего тела.

Но это всё лирика. Этот рассказ стоит прочитать хотя бы ради того, чтобы узреть финальную фразу героя. Эта фраза объясняет всю нашу жизнь. Поняв суть этой фразы, Вы поймёте, буквально, суть бытия.

Приятного чтения!
лицо

Иконы Кирилло-Белозерского музея

Сегодня получил огромное удовольствие - два часа, сидя в парке, читал и просматривал купленный Каталог икон Кирилло-Белозерского музея-заповедника, изданного "Северным паломником" в серии "Древнерусская живопись в музеях России". Ценность именно данного тома - полная публикация нескольких старых иконостасов, соответственно с редкими сюжетами (пророки, некоторые Праздники). Иногда сюжеты вполне еретичны (Ветхий денми, Царь-космос).  Иконы 15 века и круга Динисия - чистая Италия (или Италия - чистая Россия вологодских лесов).
Сама серия так же радует своим академизмом. Православие не педалируется (никаких По благословлению...), к житийным легендам отношение вполне критическое. Думается, что вот такие издания и есть важнейший проект по возрождению национальной культуры и т.п. Цены, кстати, умеренные, данную книгу приобрел за 1300 рублей, в магазине лежат еще Вологда (2300) и Новгород (2700), есть стимул заработать... Но вот бы нашелся меценат - во все школы. Чтоб молодежь училась и иконопись понимать, и научный стиль вырабатывать, без всхлипов, охов и вздохов.
И все-таки, все-таки... Иконостас Рождественского Ферапонтова монастыря сейчас распределен между музеями Москвы, Петербурга и Кириллова (с.224). Может быть вернуть хотя бы в Кириллов... (именно в Кириллов, а то опять в Москву в запасники заберут еще...)

Вольфганг Бюшер. "Берлин-Москва. Пешее путешествие"



Немецкий журналист Вольфганг Бюшер пешком дошел из Берлина в Москву за восемьдесят с небольшим дней и описал свое путешествие в книге "Берлин-Москва", недавно переведенной на русский язык. 
Вашему вниманию предлагается рецензия на книгу.

Вольфганг Бюшер. Паломничество в страну Востока

«Однажды ночью, когда лето было в самом разгаре, я закрыл за собой дверь и отправился в путь: прямо на восток, насколько это было возможно». С такой фразы мог бы начаться роман, написанный и сто, и двести, и, с некоторыми стилистическими поправками, пятьсот лет назад. Книга «Берлин—Москва. Пешее путешествие» немецкого журналиста и писателя Вольфганга Бюшера была опубликована в 2003 году, спустя два года после того, как он совершил восьмидесятидвухдневный переход от Берлина до Москвы, преодолев в общей сложности около двух тысяч километров. Вопрос «зачем», чрезвычайно докучавший автору во время его пути, пожалуй, лучше не задавать и сейчас. Коротко на него ответить невозможно, а все ключи к объяснению даны в самой книге. Факт остается фактом. Преуспевающий журналист, вполне устроенный житель благополучной Германии, взрослый семейный человек, вдруг ясно осознал, что усидчивость есть «грех против Духа Святого» и отправился из Берлина в Москву. Пешком. Через Германию, Польшу, Белоруссию и добрую часть России.
 
Collapse )