Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Олимп, вершина

Артур Хоминский "Возлюбленная псу"

"о том, что не проходит, и чего никогда не было"
Артур Хоминский

Книга удивительная во всех отношениях. Полное собрание сочинений автора, о котором известны только год рождения - 1888 - и пара незначительных фактов, последний из которых датируется 1916 годом. Включает небольшую повесть "Уют Дженкини" и несколько десятков стихотворений, одно из которых вынесено в название сборника. Все эти произведения остались совершенно незамеченными современниками и сохранились только в архивах. Где их и обнаружил известный исследователь русской поэзии lucas_v_leyden. Стихи, на мой взгляд, ничем не примечательны и не представляют интереса для рядового читателя. Но зато повесть представляет.

Самый простой способ рассказать о ней - привести несколько цитат, это несложно. Попытался выбрать и не смог. Фразы одна колоритнее другой, любую можно достать из текста, покрутить в руках и полюбоваться со всех сторон. Но как-то жаль нарушать общую гармонию и вытаскивать из пруда золотую рыбку. Или, наоборот, дисгармонию. Потому что повесть колючая, как елка. Абсурдная, как жизнь. Красивая, как незабудка. Смешная, как телевизор. Короткая, как песня. Печальная, как любовь. И так далее.

Вещь вполне сюжетная. Молодой герой, роковая любовь, кутежи и безумства. Мистические события, дикие звери, странные люди. Мечты и страдания, стихи и песни, драки и погони. Загадочное и благородное общество Стояния На Перекрестках. Рваный темп и плотный поток нелепых событий. Ни слова серьезно - ирония на грани стеба, гротеск на грани абсурда. Еще не было ни Маркеса, ни Кортасара - а Хоминский уже все это почувствовал. Еще не было ни Хармса, ни Бэккета - а этот молодой парень уже все видел и не боялся. Еще не было ни Зощенко, ни Сорокина - а Хоминский уже все это понял.

Менее всего я хочу создать эффект завышенных ожиданий и предполагаю, что круг читателей этого автора довольно ограничен. Но не могу найти в этой повести ни одного изъяна, кроме краткости. Однозначной трактовке она не поддается. Этот текст полон жизни, насыщен образами, одновременно живописными и отталкивающими, и звучит как музыка, и возвышенная и грубая. Атмосфера символизма и декаданса, естественная для начала прошлого века, создает временную дистанцию, но внутренняя свобода автора, редкая даже по нынешним временам, делает эту историю вполне современной. Или, скорее, вечной.

Нам крупно повезло, что эта рукопись не сгорела. В отличие от многих других, которых мы уже не прочтем никогда.

с бананом по жизни

Питер Хёг - Тишина

Завершила знакомство со всеми романами датского писателя, прочитав его "Тишину". Признаться, я мучила эту книгу с декабря прошлого года, читая перед сном понемногу, чтобы никуда не сбежать от нее, но добить смогла только в самолете над Атлантикой в июле.
Такое терпение и настойчивость в желании прочесть книгу могу объяснить тем, что предыдущие три романа Питера Хёга давались мне с разной долей интереса, но в целом произвели достойное впечатление. Смесь детектива, триллера, социальной психологии и философии - под каждой обложкой. Своеобразный стиль автора не оставляет равнодушной, независимо от того, оказывается ли близким сюжет произведения, нравятся ли его персонажи. В каждом романе Хёга я оставила немало "заметок на полях" и этот не стал исключением.
Интересно, что после десяти лет молчания и путешествий по миру Питер Хег (заработавший солидное состояние на экранизации “Фрекен Смилла и ее чувство снега”) вернулся к людям из отшельничества. В романе "Тишина" так и чувствуется, что перо автора пропиталось восточной философией, иронией на западным миром, снисходительным отношением к человеческим слабостям и порокам. Но "моей" книгой роман не стал, это довольно странная-странная книга, перечитывать не буду точно, хотя и порекомендую любителям современной скандинавской литературы. Пишет он красиво, немного путанно, но если вас не пугает витиеватая философия, то может оказаться, что Хёг как раз ваш автор.
Я с интересом буду ждать, выпустит ли он что-нибудь еще из-под пера.
Collapse )

Кирилл Мошков "Блюз. Введение в историю"

В отечественной культуре блюз как явление не оставил значительного следа. 
  Чаще всего знакомство с "западной" музыкой начинали с более "прогрессивной" музыкой, типа битлов, пинкфлойдов, скорпионсов и в лучшем случае, роллингов, но мало кто был в курсе о настоящих корнях и вдохновителях этой музыки.
Даже сейчас, когда возможно найти любую информацию и послушать любую музыку, крайне узкий круг людей увлекаются блюзом и в курсе его неоспоримого влияния на всю современную инструментальную музыку.
Эта книга - возможно, единственная книга сугубо об истории блюза, изданная в России (если я ошибаюсь, крайне буду признателен, если вы сообщите, т.к. я найти не смог).
Collapse )

Андрей Матвеев "Live Rock’n’Roll: Апокрифы молчаливых дней"

Эту книгу (у которой, стоит отметить, подзаголовок куда точней и правильней, чем название) несмотря на ее журналистское происхождение написал писатель (такая тавтология). «Писатель» как своего рода антоним «журналиста». В нее входят интервью, репортажного толка эссе о концертах, мемуарные фрагменты, но журналистика здесь только на поверхности, структура и стиль несомненно прозаические.
Матвеев вставляет фрагменты алко-, секс- и психотрипов в описание реальных исторических событий, связанных со становлением рока в Союзе, реальных людей подменяет фантазмами памяти, музыку видит не как сочетание звуков, а как космическое единение человека, пространства и времени. Автор изобилует повторами, детальными описаниями с верчением на месте, пространными пассажами о происхождении музыки и влиянии ее на человека, так что кажется, будто автор хотел написать книгу-песню, рок-книгу-ролл, тоже с припевами, повторяющимися куплетами, завываниями, гитарными проигрышами, отрывистыми криками и подпеванием толпы. И в лучших местах книги Матвеев достигает такого эффекта.
Обвинить автора в искажении исторической правды и смещении акцентов не получится: Андрей Матвеев сам несколько раз на страницах книги повторяет, что книга насквозь апокрифична, потому бесполезно ее, правду, тут искать – ее и вовсе нет. Нельзя писать историю, - а это даже не сами история советской, а потом и российской рок-музыки, а лишь осколки ее, - будучи ее участником, а посторонним быть не получается.
«Live RocknRoll» - грустная книга о веселых деньках, где автор ностальгирует по старым денькам, но с пониманием, что назад не вернутся и молодость бывает только раз, хотя в душе можно быть молодым всегда. Главное, чего может добиться такая книга, - это не пролить свет на становление рока или на каких-то конкретных музыкантов (а здесь есть главки и про Шевчука, и про Бутусова, и про Кормильцева, и про Курехина etc etc), слишком ломанным получается свет, но силой своего письма заставить обратить внимание на какую-то группу тех времен, чтобы прямо после прочтения захотелось ее послушать немедленно. У меня так получилось с «Наутилус Помпилиус», которых я до этого вообще не слышал.
Уже одно только это показывает всю мощь книги.
Мартин Гал

А.С.Пушкин "Моцарт и Сальери"

Во всей мировой литературе едва можно отыскать произведение, которое бы при столь маленьком размере было бы так богато мыслью нежели "Моцарт и Сальери". В этой "драматической сцене" проявилась небывалая даже для Пушкина плотность мысли в слове. Обычно, подобное сгущение мысли в слове приводит к усложнению слова и ослаблению мысли. Пушкину удалось невозможное: при максимальной плотности мысли в слове он достиг предельной ясности слова, благодаря которой его мысль обрела силу огромного воздействия.
Мне кажется, что проблема Моцарта и Сальери – это проблема отношений Иисуса и Иуды.
Как Иуда не из-за денег предал Христа, так не из-за зависти стал убийцею Сальери. Сальери как Иуда, любит своего Христа – Моцарта больше, чем кто- либо другой. В этой любви он, как и Иуда – человек абсурда. Для него Моцарт – его мир, его единственная надежда в этом мире и в то же время тот человек, рядом с которым Сальери не может чувствовать себя полноценным творцом.
Сальери – человек, страдающий от факта присутствия Моцарта в реальной жизни, ибо это идеал, который недостижим для него. Талант, которым, Сальери, несомненно, одарен – малая «награда» за его труды. Преступление Сальери – это выход из абсурда и в то же время бунт против Бога.
Моцарт – двойник Сальери. Сальери убивает своего двойника, потому что тот мешает ему жить. Он убивает из-за чувства унижения при появлении Совершенства, от отчаяния и невозможности сносить его «живым» рядом с собой. Сальери не убил бы кого-то подобного себе, он не – «мелкий» завистник – убийца – его зависть и идея – психологически гениальны.
После убийства Моцарта Сальери убедился, подобно Раскольникову, что он не гений. Убийство Моцарта – это самоубийство Сальери.
Такова та небольшая «сумма идей» возникших у меня после прочтения трагедии Пушкина «Моцарт и Сальери».

Мировая художественная культура. Двухтомник

Двухтомник «Мировая художественная культура» подготовлен к печати коллективом из восьми ученых Института художественного образования и музыковедами. Написаны эти учебники для преподавателей, старшеклассников, для студентов гуманитарных факультетов как учебное пособие. Но интересны она будут самому широкому кругу читателей.
Collapse )
  • shch_a

Шесть комедий. Все пьесы «Квартета И». 2008.

«Квартет И» крут невероятно. Без них российский юмор потерял бы самую, наверное, лучшую свою часть. У нас же долгое время принято было разделять юмор в стране на «Аншлаг» и «КВН». Потом появились пост-КВНовские проекты, а за ними и масса других. И как-то юмора стало очень много. А «Квартета И», к радости моей, очень мало, по сравнению с еженедельным, а то и ежедневным потоком массы телевизионного юмора. И слава Богу. Да и какой-то он не такой как всё наше «ти-ви-ха-ха». Их пьесы (поздние) можно пересматривать бесконечно – а в том же Камеди дай бог пять минут из 45-ти минутного выпуска просится на репит. Про другие шоу вообще молчу (КВН – не считово, ибо люблю его и не объективен).

Итак, книга «Шесть комедий» содержит, как ни странно, ровно шесть пьес театра «Квартет И». То, из чего в итоге получились спектакли и фильмы. Нафиг обобщения, попишу каждую в отдельности.

Collapse )

Герман Гессе, "Нарцисс и Златоуст"

Есть два варианта перевода этой книги. Один – «Нарцисс и Гольдмун», другой – тот, что я указала. Мне по душе именно «Нарцисс и Златоуст» - резкое и чуждое русскому уху «гольдмунд» всегда отпугивало меня. Конечно, когда знаешь, о чем речь, в этом гольдмунде без труда угадываются именно корни «золото» и «рот»/ «уста» - но так зачем же их записывать в такой неясной и отталкивающей форме? Тут благодарность переводчику (на книге, что я читала, написано –В. Седельник)
Гессе написал роман уже в зрелом возрасте, и он по стройности и музыкальности повествования почти не уступает «Игре в бисер». Некоторые страницы совершенно поражают яркостью красок, чистотой звуков – у Гессе так часто один вид искусства перекликается, вплетается в другой, что, должно быть, предвещает замысел «Игры».
Целиком этот роман - изящная стилизация под Средневековье, завораживающая легенда о двух путях.
Но столь многие повороты сюжета в нем – сплошные отражения в зеркалах. Это симметрия, которая порой убивает живость характеров, превращает произведение в геометрическую задачу с доказательством. Ясным, четким, полным, логичным, но все же -- именно непрестанным выведением следствий из условий теоремы и конечным ч.т.д. о равенстве силы двух характеров, духов, путей. Доказательство может быть красиво и стройно, но никогда не самодостаточно. И если бы не описания моментов осмысления и перерождения, если бы не чудесно созданные образы, которыми так и искрит книга, в которых концентрируется и музыкальность, и красочность, и изящество, я бы отнесла ее лишь к хорошо сделанному, но свершено не нужному и скучному нравоучению, защищающему мысль, и без того не новую.
Однако же, воспринятая целиком, эта книга дает возможность увидеть стройную идею и описания, удивительные в своей музыкальности.
nux

Павел Гаук "Москва-Вена-Москва, или хроника маменькиного сынка"

Павел Гаук (он же Пауль Хауг) - придирчивый, завистливый, несправедливый, занудный мизантроп - написал книгу "Москва-Вена-Москва, или хроника маменькиного сынка", которую в припадке тщеславия решил назвать романом.
Разумеется, это никакой не роман, а очень подробные и пристрастные мемуары человека, который многие годы видел мир музыки и музыкантов с непарадной стороны. Детям знаменитых людей всегда стоит посочувствовать - ведь вместе с отраженным светом и житейскими привилегиями они получают на всю жизнь волчий билет, в котором написано "природа отдыхает", правда это или нет.

Collapse )
2015

Arthur Benade "Fundamentals of Musical Acoustics"


Повесть о том, что есть музыка с точки зрения физики. Начинается с вещей действительно базовых - откуда происходят высота звука или музыкальные интервалы - и постепенно доходит до достаточно тонких нюансов устройства музыкальных инструментов. Немало в книге такого, чему нынче и ВУЗах не учат, при этом изложение хорошо иллюстрировано, очень толковое и на удивление простое: самая сложная операция, которая встречается в формулах - это квадратный корень. :-) (То есть, по идее, школьнику должно быть доступно.)
При всём при том, книга написана хорошим (английским, ага) языком и читается лучше иной беллетристики.
Интересующимся предметом - изо всех сил рекомендую!