Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Олимп, вершина

Слава Курилов "Один в океане" 2014

Книга короткая, но совершенно исключительная - точнее, исключительным является событие, о котором она рассказывает. В далеком 1974 году во время туристического морского круиза без единого захода в порт (советское изобретение) в темную тропическую ночь Слава Курилов прыгнул в открытый океан, чтобы вплавь добраться до ближайшего острова. Как всякая старая и большая тюрьма, СССР знал много отчаянных попыток бегства, и лишь немногие из них были удачными. Но прыжок Курилова - одна из самых впечатляющих историй побега за всю историю. И одна из самых красивых. А красивые истории создают красивые люди. Но далеко не все из них умеют так интересно рассказывать, как это удалось автору. Характер довольно необычный - с одной стороны, мечтатель, эзотерик и романтик, а с другой - человек действия, твердо стоящий на земле. Как мечтатель автор далеко видит, но как человек практического склада не склонен ничего выдумывать - неплохой вариант для рассказчика.

Collapse )

Avatar01

Г. К. ЖУКОВ «ВОСПОМИНАНИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ»

Последнее время принято ругать эту книгу, даже отзываться о книге пренебрежительно. Славословия в честь партии и И.В. Сталина, составляющие значительную часть текста книги, отвлекают читателей. В книге есть даже заявление, что в СССР делалось все для подготовки к войне, и, будь возможность повторить, лучше подготовиться к войне было бы невозможно.

Пропускайте этот текст, он написан для того, чтобы книга увидела свет. Если эти куски выбросить, в книге ничего не убудет. Так вставили, а затем выкинули строчки о том, как маршал Г.К. Жуков хотел посоветоваться с полковником Л.И. Брежневым.

Вслед за славословиями идет анализ операций, в котором со знанием дела показано, что руководство войсками некомпетентным штатским человеком – основная причина ужасных событий начала войны, а командующие, скованные страхом перед Сталиным, медлили, боялись грамотно воевать. Этот анализ прямо противоречит преамбуле о мудрости партии и вождя. Поэтому книгу и тормозили.

Другое достоинство книги состоит в изумительных подробностях. Например, Жуков просто пишет, что был награжден Георгиевским крестом за контузию. А в Красной армии только под конец войны прошло негласное указание представлять к наградам раненых.

Пост посвящен книге Г.К. Жукова, а не полководцу. Не пишите о жестокости и о другом, за что принято ругать Маршала Победы. Я сам читал в музее города Рузы напечатанный на пишущей машинке приказ Жукова о расстреле подполковника «и.д. командира дивизии», т.е. «исполняющего должность». Представляете, в 1941 году взяли офицера (подполковники дивизиями не командовали), «поставили на дивизию», дали невыполнимый приказ «не отходить» и расстреляли за невыполнение этого приказа еще до того, как утвердили в должности! Но это – другая тема.
Олимп, вершина

Николай Никулин "Воспоминания о войне" 1975

Мощная книга, написанная солдатом, ушедшим на фронт добровольцем и прошедшим всю войну. Стоит в ряду лучших воспоминаний о войне. Отличается исключительной точностью, критичностью и глубиной. Написана легко, а читается трудно из-за кошмара происходящего. Вместо рецензии приведу несколько цитат, в которых автор обобщает свой военный и жизненный опыт.

"Если бы немцы заполнили наши штабы шпионами, а войска диверсантами, если бы было массовое предательство и враги разработали бы детальный план развала нашей армии, они не достигли бы того эффекта, который был результатом идиотизма, тупости, безответственности начальства и беспомощной покорности солдат."

"На войне особенно отчетливо проявилась подлость большевистского строя. Как в мирное время проводились аресты и казни самых работящих, честных, интеллигентных, активных и разумных людей, так и на фронте происходило то же самое, но в еще более открытой, омерзительной форме. Так гибли самые честные, чувствовавшие свою ответственность перед обществом, люди. А остальные — «Вперрред, в атаку!» «Нет таких крепостей, которые не могли бы взять большевики!»"

"Шло глупое, бессмысленное убийство наших солдат. Надо думать, эта селекция русского народа — бомба замедленного действия: она взорвется через несколько поколений, в XXI или XXII веке, когда отобранная и взлелеянная большевиками масса подонков породит новые поколения себе подобных."

Collapse )

Совершенно удивительное пророчество, которое подтвердилось сейчас самым ужасным образом: "Эта селекция русского народа — бомба замедленного действия: она взорвется через несколько поколений, в XXI или XXII веке, когда отобранная и взлелеянная большевиками масса подонков породит новые поколения себе подобных". Так оно сейчас и случилось.

книги листья

Валентин Пикуль "Фаворит"

images
Изумительное произведение от мастера исторического романа, оставившее во мне неизгладимое впечатление. Постыдные пробелы в знаниях истории России восполнять такими великолепными творениями, написанными художественным языком, с соблюдением всей хронологии событий, невыразимое удовольствие.
      Автор писал данный роман, который охватывает жизнь и правление Екатерины II, от ее рождения до самой смерти, на основании подлинных документов, которые он скрупулёзно изучал в архивах. В первом томе «Фаворита» происходит формирование девочки Фике в принцессу, в княгиню, жену наследника престола, а затем и в императрицу Российской Империи. Но как сам автор излагает, она не была бы Великой, если бы не люди ее окружавшие. Большая часть произведения уделяется главному фавориту императрицы князю Григорию Потёмкину -Таврическому, который запечатлен в истории не просто интимным партнером, самым близким сердцу любвеобильной царицы, но действительно государственным мужем. Потемкин был человеком неординарным, творческим, искрометным и апатичным одновременно, человеком, который всем сердцем любил свою страну, и вся жизнь которого была посвящена её процветанию и могуществу. «Великий человек и человек великий, велик умом, велик и ростом» (ц).
Collapse )

«Жестокий век». Невыдуманная история

115393
Эта книга, в издании алматинского издательства «Жазушы» 1985 года, впервые попала мне в руки лет в десять, и навсегда стала одной из самых любимых книг. Она и сейчас хранится у меня на полке – увесистый серый том с истрепанными страницами. В детстве она читалась как приключенческий роман, в юности – как пособие по правильному выбору жизненного пути, в зрелом возрасте – как замечательная мастерская работа, шедевр, от которого не оторваться.

Как могло получиться так, что один из лучших исторических романов на русском языке был написан бывшим бурятским пастухом, получившим среднее образование только после двадцати, и не дожившим даже до пятидесяти? Каким образом этот простой и скромный человек, один из сотен советских национальных писателей, сумел создать самое монументальное и самое точное описание жизни Чингисхана? Ответа на этот вопрос нет. О жизни Калашникова известно мало. О жизни его главного героя – практически все.

Collapse )

«Бесценные. Как превратить обычные товары в необычные впечатления» Диана ЛаСалль, Терри А. Бриттон




Книга «Бесценные. Как превратить обычные товары в необычные впечатления» является книгой одной идеи или одного термина – «ценность». В маркетинге постоянно упоминается необходимость увеличивать предоставляемую потребителям ценность, а не снижать цены или как я люблю говорить, «проблема не в цене, а в ценности». Вот именно этому вопросу и посвящена вся книга. Авторы, используя многочисленные источники, показывают весь процесс превращения обычного товара, в товар, наделённый особой ценностью.

Collapse )

"Дневник приказчика", или революция 1917 года, словно при чтении современных соцсетей

Взглянем на революционные события в Российской империи, и в том числе на Украине, столетней давности глазами простого обывателя той поры, причём именно так, словно читаем социальную сеть. Роль социальных сетей того времени играли личные дневники, которым поверяли самое сокровенное, а также фиксировали интересные события.

В 2005 году в Полтаве стараниями историка Юрия Погоды вышла книга под названием «Дневник приказчика» (ISBN 966-95405-3-4). Книга представляет из себя дневник простого обывателя из города Кобеляки Полтавской губернии Матвея Титовича Бобошка, который служил простым приказчиком в галантерейном магазине. Вторая часть дневника охватывает период с июля 1916 по ноябрь 1921 года. Вышедшая в печать в 2013 году первая часть дневников охватывает период с мая 1911 года по май 1914 года. Эти уникальные издания дают нам возможность взглянуть на те времена глазами простого человека через призму каждого его дня.
Knigi_2

Collapse )
  • evg_int

Мишель Турнье. Лесной царь

Ну а кого ещё было читать у французов? Есть конечно, но не такая россыпь, как, например, в Англии. Да и переводятся на русский они реже.
Это была первая книга Турнье, которую я прочёл. Начал, думал "так себе". Но постепенно...
Главный герой книги - Авель Тиффож, маньяк и педофил. Коллаборационист времён Второй мировой войны. От его лица и ведётся повествование. Прогрессирование заболевания главного героя приводит его в систему национал-политических ВУЗов "Наполас".
Этот роман выделяется в творчестве Турнье тем, что здесь автор поднимает целый пласт не только психологических, но и исторических проблем. Ведь, именно с помощью "Наполас" Гиммлер готовился к меритократии, "власти достойных", форме правления, которая в XXI-XXII веках придёт на смену демократии.
Например, бывший воспитанник одной из таких школ (Потсдамской) Герд-Эккехард Лоренц пишет:
"Велось целенаправленное антисемитское воспитание, которое подразумевало "окончательное решение еврейского вопроса". На уроках истории периодически всплывали байки о "еврейских отравителях колодцев". Нам внушали, что Англией правят евреи, а миром — "еврейские плутократы". Нам показывали пропагандистские фильмы о "еврейско-негритянском джазе" и джазисте Бенни Гудмане, который "своими преступными еврейскими руками" дурно обращался с кларнетом"
Да уж. Но про "Лесного царя":
Как каждый настоящий душевнобольной, Тиффож не осознаёт собственную болезнь. И такой манерой повествования Турнье, конечно, вызывает в памяти Фаулза. При этом пишет даже сильнее, чем Фаулз.
При чтении голова полностью воспринимает отличный сюжет и красивый язык. Но принять или понять сложно.
Незабываемо, как и все книги Турнье.
tree
  • ksanfik

Владимир Сорокин "Теллурия", - Corpus, 2013.

Эпоха заканчивается, когда появляется возможность взгляда не нее из-вне. Присутствие в русском языке Владимира Сорокина - это взгляд из-вне сначала на СССР, затем - на Российскую Федерацию. Футуристические романы и повести - это всего-лишь аллегорический рассказ о том, что видит человек, в той жизни, которая была и минула, которая стала другой реальностью, к которой он уже не принадлежит. А как рассказать об этом своим современникам? Апостол Иоанн, увидевший будущее и Новое Небо, не знал, в каких словах поведать своим друзьям об увиденном. И написал свое Откровение, исполненное крыльев, огней, саранчи, чудовищ, ангелов и труб. Владимир Сорокин смотрит на Российскую Федерацию, как на мир, завершивший свое существование. И описывает этот странный мир на том языке, который хотя бы несколько может вместить в себя его грусть и абсурд.
В нем христианство связано со сверхинтенсивной деятельностью воспаленного наркотиками мозга.
В нем Владимир Путин - последний правитель России-дракона, пожиравшей своих детей, сражавшийся против дракона и победивший его.
В нем возможны вот такие молитвы, запутанные и противоречивые, по которым и сбылось все:

Аще взыщет Государев топ-менеджер во славу КПСС и всех святых для счастья народа и токмо по воле Божьей, по велению мирового империализма, по хотению просвещенного сатанизма, по горению православного патриотизма, имея прочный консенсус и упокоение душевное с финансовой экспертизой по капиталистическим понятиям для истории государства российского, имеющего полное высокотехнологическое право сокрушать и воссоединять, воззывать и направлять, собраться всем миром и замастырить шмась по святым местам великого холдинга всенародного собора и советской лженауки, по постановлению домкома, по стахановским починам всенародных нанотехнологий Святаго Духа, в связи с дальнейшим развертыванием демократических мероприятий в скитах и трудовых коллективах, в домах терпимости и детских учреждениях, в съемных хазах и упакованных хавирах, в стрелецких слободах и строительных кооперативах, в редакциях многотиражных газет, в катакомбных церквах, в ратных единоборствах, в коридорах власти, в генных инкубаторах, на шконках в кичманах, на нарах и парашах в лагерях нашей необъятной Родины по умолчанию к буферу обмена, знающего, как произвести некоммерческое использование и недружественное поглощение, как эффективно наехать, прогнуть, отжать, отметелить, опустить и замочить в сортире победоносную славу русского воинства в свете тайных инсталляций ЦК и ВЦСПС, сокрушивших лютых ворогов и черных вранов всего прогрессивного человечества комсомольским бесогоном аффилированной компании через правильных пацанов православного банка, сохраняющего и приумножающего империалистические традиции богатырского хайтека в особых зонах народного доверия на берегах великой русской реки, в монашьих кельях и в монарших передовицах, в коммунистических малявах и в богословских объявах, в сексуальных постановлениях и в черных бюджетах, в отроцех невинноубиенных за валютные интервенции, за хлеб и за соль, за шепот и за крик, за семо и овамо, за президентский кортеж, за зоологический антисоветизм, за белую березу под моим окном, за пролетарский интернационализм, за хер и за яйца, за доллары и за евро, за смартфоны седьмого поколения, за вертикаль власти и за надлежащее хранение общака, наперекор земле и воле, назло черному переделу и белому братству для неустанного духовного подвига андроидов, пенсионеров, национал-большевиков, хлеборобов, ткачей, полярников, телохранителей, гомосексуалистов, политтехнологов, врачей, антропогенетиков, боевиков, серийных убийц, работников культуры и сферы обслуживания, стольничих и окольничих, стриптизеров и стриптизерш, оглашенных и глухонемых, тягловых и дворовых, старых и молодых, всех честных людей, гордо носящих имена Василия Буслаева, Сергия Радонежского и Юрия Гагарина, ненавидящих врагов фальсификаторов русской истории, неутомимо борющихся с коммунизмом, православным фундаментализмом, фашизмом, атеизмом, глобализмом, агностицизмом, неофеодализмом, бесовским обморачиванием, виртуальным колдовством, вербальным терроризмом, компьютерной наркоманией, либеральной бесхребетностью, аристократическим национал-патриотизмом, геополитикой, манихейством, монофизитством и монофелитством, евгеникой, ботаникой, прикладной математикой, теорией больших и малых чисел за мир и процветание во всем мире, за Царство Божие внутри нас, за того парня, за Господа Иисуса Христа, за молодоженов, за свет в конце тоннеля, за День опричника, за подвиг матерей-героинь, за тех, кто в море, за академиков Сахарова и Лысенко, за Древо Жизни, за БАМ, КАМаз и ГУЛАГ, за Перуна, за гвоздь теллуровый, за дым отечества, за молодечество, за творчество, за иконоборчество, за ТБЦ, за РПЦ, за честное имя, за коровье вымя, за теплую печку, за сальную свечку, за полный стакан, за синий туман, за темное окно, за батьку Махно во имя идеалов гуманизма, неоглобализма, национализма, антиамериканизма, клерикализма и волюнтаризма ныне и присно и во веки веков. Аминь.
Олимп, вершина

Ю. Вейнерт, Я. Харон "Злые песни Гийома дю Вентре"

"И впрямь, занятно поколенье наше:
Король — смешон, шут королевский — страшен…"
Гийом дю Вентре

Поразительная история. Две жизни и три судьбы.

Ventre

О забытом французском поэте 16 века Гийоме Дю Вентре известно немного. По словам переводчиков Юрия Вейнерта и Якова Харона: "... незадолго до Варфоломеевской ночи мы и встречаем семнадцатилетнего повесу и дуэлянта, забияку и баловня женщин Гийома дю Вентре. При дворе еще посмеиваются над не успевшим выветриться провинциализмом молодого гасконца, но уже не на шутку побаиваются его метких, безжалостных эпиграмм и острых бонмо. Редкая проделка придворной молодежи обходится без участия Вентре, и шпага его, наперекор всяким эдиктам, то и дело окрашивается кровью на Пре-о-Клер". Известно также, что резня гугенотов в Вафоломеевскую ночь превратила Гийома из повесы и гуляки в бунтаря и патриота. Он впал в немилость, был выслан из страны и стал воином, оставаясь поэтом - сто его сонетов о любви, ненависти и свободе составили знаменитую теперь книгу Collapse )