Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Олимп, вершина

Николай Никулин "Воспоминания о войне" 1975

Мощная книга, написанная солдатом, ушедшим на фронт добровольцем и прошедшим всю войну. Стоит в ряду лучших воспоминаний о войне. Отличается исключительной точностью, критичностью и глубиной. Написана легко, а читается трудно из-за кошмара происходящего. Вместо рецензии приведу несколько цитат, в которых автор обобщает свой военный и жизненный опыт.

"Если бы немцы заполнили наши штабы шпионами, а войска диверсантами, если бы было массовое предательство и враги разработали бы детальный план развала нашей армии, они не достигли бы того эффекта, который был результатом идиотизма, тупости, безответственности начальства и беспомощной покорности солдат."

"На войне особенно отчетливо проявилась подлость большевистского строя. Как в мирное время проводились аресты и казни самых работящих, честных, интеллигентных, активных и разумных людей, так и на фронте происходило то же самое, но в еще более открытой, омерзительной форме. Так гибли самые честные, чувствовавшие свою ответственность перед обществом, люди. А остальные — «Вперрред, в атаку!» «Нет таких крепостей, которые не могли бы взять большевики!»"

"Шло глупое, бессмысленное убийство наших солдат. Надо думать, эта селекция русского народа — бомба замедленного действия: она взорвется через несколько поколений, в XXI или XXII веке, когда отобранная и взлелеянная большевиками масса подонков породит новые поколения себе подобных."

Collapse )

Совершенно удивительное пророчество, которое подтвердилось сейчас самым ужасным образом: "Эта селекция русского народа — бомба замедленного действия: она взорвется через несколько поколений, в XXI или XXII веке, когда отобранная и взлелеянная большевиками масса подонков породит новые поколения себе подобных". Так оно сейчас и случилось.

"Эрих Манштейн "Утерянные победы".

Впервые я вычитал об этом труде в книжках Виктора Суворова, где "Утерянные победы" и сам Манштейн одни из любимых объектов высмеивания. Наряду с ложью и правдой Суворов использует второй приём, чтобы его книжки не были темой для фагготрии одной только демшизы, наряду с "разоблачениями" сталинского режима, он играет на темах патриотизма и "тупости" немцев. Поэтому мемуары немецких военачальников одно из любимых мест Суворова для площадной брани.
Мне труд понравился, хотя купил я его ещё в школе, больше десяти лет назад: был у меня тогда период, когда я тратил карманные деньги даже не на пиво, а на книжки про "танчики", но более шестисот страниц, да ещё приложения, жирно-жирно, тогда для меня это было невыполнимо, технически из стахановских побуждений я легко мог бы это прочитать, но без интереса и без толка. Заниматься бессмысленной деятельностью я всегда не любил, что порой не занимался вообще какой-либо деятельностью, включая даже развлечения разрушающие личность. Впрочем, последним я предавался опять же из бездеятельности.

Collapse )
  • chupvl

Константин Сомов "Война ускоренная жизнь"

Всегда задавался вопросами про Великую Отечественную Войну (2):
что они ели?
во что одевались?
какое было оружие - хорошее или плохое?
занимались ли военные простите сексом?
какой вообще они жизнь жили окромя самой войны?
Эта книга, как раз об этом: открывки воспоминаний, собранные в виде красивой и систематизированной истории. Автору большое спасибо, книга была прочтена на одном дыхании.

Не могу не привести выдержки из книги - их довольно много, но по ним вы сможете судить стоит ли книга потраченного времени.

Collapse )
Олимп, вершина

Виктор Пелевин "Snuff" 2011

Новогодний подарок Виктора Пелевина стране и миру в виде очередного литературного шедевра на этот раз особенно удался. Эту мрачную антиутопию с таким же успехом можно рассматривать как романтическую мелодраму - любви и секса здесь неожиданно много - стареет, наверное. А также как занимательное фэнтези - увлекательный сюжет временами даже мешает оценить глубину образов и богатство мысли. Безумное воображение властителя дум создало мир совершенно немыслимый, но легко узнаваемый в деталях.

Итак, мир "Снаффа" состоит из двух полюсов - люди и орки, запад и восток, культура и варварство, рай и ад. Правда, и то и другое представлено в гротескно-мизантропических версиях. Высокотехнологичная цивилизация политкорректных лицемеров и орды полудикой гопоты с великодержавной спесью. Эти миры враждуют, но неотделимы друг от друга. За отступление от "либеративного дискурса" наказывают так же жестоко, как и за сомнение в величии диктатуры. У них единый бог - Маниту, имеющий множество реинкарнаций - Христос, Антихрист, Будда, Магомет и так далее до Кецалькоатля. Впрочем, экуменизмом здесь и не пахнет - Маниту вовсе не всевластен и всемилостив, он жаждет кровавых зрелищ. И легко получает желаемое - здесь выдумка автора не расходится с жизнью. Это нельзя назвать сатирой, пелевинский анализ - как резец скульптора. Он удаляет из материала все лишнее, чтобы оставить голую суть. Не китов, на которых держится мир - существование и тех и другого постоянно подвергается сомнению - а источник света и тьмы, из которого возникают и миры, и сомнения.

Collapse )

Сергей Каледин "Стройбат"

11.83 КБ Недавно прочел повесть автора, путь в литературе которого, как говорят биографические статьи в интернете, "начался прямо со славы". Это "Стройбат" Сергея Коледина. Повесть была написана в 1987 году, журнал "Новый мир" сразу же поставил эту повесть в номер, но из за проблем с цензурой вышла она только в 1989-м. В настоящее время "Стройбат" издан в 9 странах, а спектакль "Гаудеамус", поставленный по мотивам "Стройбата" могли посмотреть зрители 21 страны. На этом, пожалуй, мы закончим с официальными данными, и я выскажу некоторые свои соображения по поводу прочитанного.

С первых же строк любого фрагмента чувствуешь руку профессионала, писателя с большой буквы, ибо ощущаешь свою сопричастность происходящему в повести, будто сам присутствуешь при всем описываемом, будто сам служишь в стройбате, будто несешься по плацу с толпой сотоварищей с ремнем в руке и болтающейся на уровне коленей латунной бляхой. Кожей чувствуешь, что это ты Костя Карамышев, который завтра уедет на дембель, если… совершит подлость, предательство.

Атмосфера службы в советской армии, дух казармы переданы замечательно правдиво: и эта разлитая среди сотен круговая порука блатного мира, и тесные междусобойчики старослужащих, которым позволено все, включая наркотики, и офицеры, которые, будто сами в зоне сидят, а не войсками командуют, люто ненавидят "губарей", то есть солдат внутренних войск. Все это выписано детально, хотя автор специально ничего не описывает, а лишь показывает "простые" человеческие отношения в самых непосредственных проявлениях. Все в тексте органично, все взвешенно, все путем. Collapse )

PS Не посоветуете какой нибудь ещё литературы о российской армии?

PPS Не литература, конечно, но по теме) Collapse )
kurit
  • flaass

А.Секацкий, Дезертиры с Острова Сокровищ

Подчиненность человека социальным структурам удобно представлять, как вид шизофрении: вместо единого цельного сознания, человеком управляют "операторы", по видимости аутентичные, но на самом деле привнесенные извне.

У Оруэлла это называется "двоемыслием"; можно, с понтом, ввести термин "ораногенная шизофрения". А также "уицрагенная". В просторечии -"оранутый" и "уицранутый".
Другая сторона той же болезни - оранофобия, патологическое неприятие всего, связанного с оранусом. То есть, оранические (сверх)ценности таки воспринимаются как ценности, - но со знаком "минус". Именно в этом болезненном состоянии сознания находятся многие "нестяжатели" Секацкого - вплоть до ритуального запрещения прикасаться к дензнакам. Что и неудивительно: они ведут активные боевые действия против орануса, а у любого воюющего сознание должно быть больным.

...
Главный недостаток любой утопии - апофатичность описания нового. Только как отрицание старого; нет собственной внутренней сути. Даже в их повседневных разговорах автор заставляет обитателей утопии то и дело вспоминать, какого врага они успешно победили, и как им от этого теперь хорошо, а раньше было плохо. У Секацкого это явно уже в названиях: "нестяжатели", "бытие поперек". Чем наполнена их жизнь, остается неизвестным. А подробно описанные хулиганский азарт и панк-романтика - хороши в условиях военных действий, но бесполезны после победы.

...
Примерно к середине протерозоя (1,7-1,8 млрд лет назад) "кислородная революция" в целом завершается, и Мир становится аэробным. Впрочем, с точки зрения существ, составлявших тогдашнюю биосферу, этот процесс следовало бы назвать иначе: "Необратимое отравление кислородом атмосферы планеты". Смена анаэробных условий на аэробные не могла не вызвать катастрофических перемен в структуре тогдашних экосистем, и в действительности "кислородная революция" есть не что иное, как первый в истории Земли глобальный экологический кризис.
(К.Еськов, "История Земли и жизни на ней")
Аналогично и будущая победа человечества над господством орануса должна выглядеть (с нашей точки зрения) как глобальная катастрофа.

В заключение: книжку покупать не следует. И не только потому, что она этих денег не стоит, а - в первую очередь - потому, что всем своим текстом она заявляет, что должна быть доступна бесплатно. Вообще-то, вывесить ее в бесплатный доступ должен был сам Секацкий, но мало ли что ему помешало. Поэтому выложили ее анонимные нестяжатели.
V

Герберт Вернер "Стальные гробы"



На днях прочитал интересную книгу, "Стальные гробы" называется. Книга представляет собой мемуары немецкого офицера-подводника Герберта Вернера, одного из немногих, провоевавших всю Вторую мировую и оставшихся при этом в живых.

К моменту начала Второй мировой, Вернер учился в Высшем военно-морском училище, откуда и был направлен служить на подводный флот. Там, в составе экипажа подводной лодки, он принимал участие в операциях против транспортных конвоев, доставлявших грузы в Британию. Вскоре был назначен командиром лодки, и уже собственноручно топил транспорты союзников, периодически лихо удирая от эсминцев. На момент окончания войны Вернеру было 25 лет.

В книге подробно восстановлены операции, в которых он принимал участие: каждый поход, каждое потопленное судно, тексты радиограмм, атаки эсминцев и самолетов на лодку. Обычно подобная литература достаточно скучна и интересна лишь любителям военной истории. Однако эта книга - явное исключение. Она захватывает с самого начала и читается легко, с удовольствием, как приключенческий роман.

Подводная война во время ВОВ имела серьезный масштаб, впечатляющи были как успехи, достигнутые немецкими подводниками в начале войны, так и полный и окончательный разгром подводного флота ближе к ее концу. Несмотря на то, что охота на безоружные транспорты и пароходы выглядит не слишком героически, и вообще, скорее напоминает пиратство, несмотря на это, ведение подводной войны, к тому же на примитивных субмаринах того времени, требовало железных нервов, смелых, грамотных и решительных действий всего экипажа. Служба подводника была тяжела и сурова, а жизнь, как правило, - коротка.

Collapse )
  • 28

Эльвира Барякина, "Белый Шанхай"

Если вы внимательно следите за радиопередачами инопланетян на частоте 999,9 наногерц, то наверняка слышали про так называемый «китайский казус», который случится с нашей планеткой в 2022 году. Не вдаваясь в подробности, коснёмся парой слов его сути: количество китайцев по всей Земле превысит количество минеральных удобрений на душу населения, и это приведёт к росту стагнации и стиранию границ между Китайской республикой и остальным миром.

Нынче в Шанхае проживает около 19 миллионов китайцев, часть из которых – русские, порусевшие, нахохлившиеся и прочие любители классической поэзии, отгрохавшие посередине города памятник… кому бы вы думали? Угадайте с трёх раз.

Эльвира Барякина, автор собирающегося нашуметь бестселлера «Белый Шанхай», не раз и не два видела собственными веско вооружёнными глазами историю этого города, начиная с 19 века, когда первые бурятские торговцы грузинским чаем направились в Китай со своим самоваром. Прикоснёмся и мы к столь самобытному, но от этого не становящемуся менее оригинальным произведению.

Collapse )
Он входит в горло

"Иду на мы! Дранг нах..."

Начало войны, как дыханье огня

Даже текущие времена воинствующего пацифизма не оказались способны изменить основное предназначение войны. Война во все времена становилось инструментом решения споров между государствами, являлась мечом, рубящим гордиевы узлы противоречий. В войнах гибли страны и народы, рушились империи и идеологии. Как бы апологеты пацифизма не стремились отменить войну как таковую, она была, есть и будет. Такова суть человеческой природы.
Война представляет особый интерес, как для историка, так и для писателя-фантаста. Особенно, если учитывать: первый в некоторой степени является вторым, а второй первый. И это еще большой вопрос: кто в большей?
Войны - наиболее очевидные узлы на прямой исторического развития, точками в которых «все могло быть иначе», особенно, если учесть: при поверхностном взгляде может показаться: исход того или иного противостояния под час висел на волоске и, для победы, проигравшему не хватило совсем чуть-чуть. Именно, по этому причине войны являются излюбленными объектами, препарированными авторами альтернативной фантастики.
Издательство «Яузы» уже в течение нескольких лет, осваивая вышеозначенную тему, выпускает серию «Военно-историческая фантастика», а этой весной полнила ее сборником «Иду на мы! Дранг нах…», составленным Григорием Панченко.
Collapse )
iv

В. Хайнрих. Железный крест.


1943 год, бесконечная попытка германской армии во мраке русских степей нащупать спасительные "стены". Из темноты "иваны" то и дело кроваво бьют по зубам. Никакого нацизма, гитлера, сталина и тому подобного здесь нет: это репортаж от лица живых винтиков вермахта, ведомых туманными приказами с заоблачных вершин иерархии: враг гремит сапогами где-то во мраке "кадра" пару секунд - автоматная очередь в пустоту, вопли, бег, мелькают какие-то фигуры. Самая глухая перегородка - не по горизонтали (иваны), а по вертикали; старый порядок - прусская иерархия с абсолютно непролазными этажами. Вот этот вертикальный конфликт и вытягивает историю. Циник-ефрейтор, незаменимый фронтовик Штайнер - против непосредственного начальства в лице гауптмана Штрански, морального вырожденца с фамильным гербом на перстне. У каждого свой интерес: Штайнер всей системе назло борется за жизнь взвода в адских подвалах каких-то новороссийских промзон, а Штрански, готовясь к досрочному переводу из России на французскую ривьеру, упорно укладывает в могилу неразумное "быдло" (и непременно - возомнившего наглеца Штайнера лично). Лучшая в мире система массированного подавления личности и правильной экспансии даёт абсолютно закономерный и запрограмированный провидением сбой. Дельная книжка, хотя и несколько тяжеловесная. Радует взгляд автора, недавнего ветерана, отрешенный как от рудиментов идеологии, так и от комплекса вины (роман создан в середине 1950-х).