December 5th, 2011

Дэвид Николлс, "Один день"

Раньше у меня было правило: если фильм снят по книге, сначала прочитай книгу, потом смотри фильм. Теперь же, учитывая, что каждый второй фильм снимают по книге, гораздо чаще я стала получать «наводки» на книги именно из кино. «Один день» Лоне Шерфиг поразил меня некрасиво торчащими с экрана литературными свойствами, поэтому я решила взяться за книгу и разобраться, что же в ней такого не поддающегося экранизации.
Collapse )

Вот чего бойся! ("Возвращение примитива" Айн Рэнд)

Возвращение примитива: Антииндустриальная революция; Айн Рэнд; М.: Альпина Паблишер, 2011

Возвращение примитива: Антииндустриальная революция/Айн Рэнд; С добавлением статей Питера Шварца; Пер. с англ. – М.: Альпина Паблишер, 2011


С первого взгляда на оглавление становится абсолютно ясно: это уникально актуальная книга. В ней затронуты, можно сказать, все основные проблемы современного общества: от расовой и половой дискриминации до студенческих волнений.

Уже в предисловии Питер Шварц называет источник зла и объясняет, куда катится мир. Правда, его мысль слишком напоминает ту примитивную (как ни забавно) концепцию, которую мы все помним с детства: «Бога придумали первобытные люди, которые боялись грозы». Сейчас, по мнению авторов книги,  вражьи силы склоняют нас к примитивизму – а это такое состояние, когда человек ничего не понимает и боится грозы. С первого взгляда на оглавление становится абсолютно ясно: это уникально актуальная книга. В ней затронуты, можно сказать, все основные проблемы современного общества: от расовой и половой дискриминации до студенческих волнений.


Чтобы стало понятно, чего стоит бояться на самом деле, эта книга написана, дополнена и переиздана.


Айн Рэнд - последовательный рационалист, она выступает против интеллигентских сомнений в абсолютной ценности разума и прочего нездорового скептицизма. 


В черный список Айн Рэнд попали Кант, Ницше, Камю и Сартр – их культурно влияние она называет «воздействие интеллектуальных продуктов распада». Досталось и Монтессори, который, по мнению Рэнд, учит лицемерию и лишает ребенка возможности нормально развиваться.  Призвав в свидетели Виктора Гюго, Рэнд рассказывает душераздирающую историю про компрачикос – и тут же проводит историческую параллель. Не вполне корректную, но впечатлительным людям точно понравится.


Особенно меня заинтересовало описание ужасов Вудстока. Очень неожиданный и непривычный взгляд на легендарный фестиваль как на рассадник зла и ужаса. Даже погода, оказывается, была против этого безобразия. И организаторы погорели, и фермеры пострадали, и хиппи перепачкались и замерзли. 


В отдельной главе Рэнд предлагает своеобразную концепцию расизма. По мнению Рэнд, люди, признающие такое понятие как «честь семьи» и те, кто гордиться достижениями своих предков и кровных  родственников, – тоже расисты.


Что удивительно, логика в ее рассуждениях всегда присутствует. И для того, чтобы продираться через дебри, как выражался кот Бегемот «плотноупакованных силлогизмов», приходится предпринимать немалые интеллектуальные усилия и чудеса терпения. 


Тем не менее, автор поднимает такие вопросы, оставить без внимания которые, закрыв книгу сложно. «Задумывались ли вы о процессе краха цивилизации?» - таким вопросом, например, она начинает одну из глав. Есть еще время остановить движение к краху. А для начала предлагается понаблюдать и проанализировать процесс.

Позволю себе заметить, что всё это было написано лет 40 назад. «Но троянцы не поверили Кассандре». Троя шатается, но пока стоит.


Питер Шварц подхватывает знамя Айн Рэнд, осуждая деятельность зеленых, которые под воздействием философии Канта жертвуют интересами людей в пользу интересов северных оленей и пятнистой неясыти. На два голоса авторы книги пропагандируют сугубо утилитарный подход к природе. 


С другой стороны, кто знает, каких взглядов придерживалась бы я лично, если бы жила в стране, где нельзя тушить лесной пожар, если есть вероятность, что он произошел от удара молнии (по естественным, стало быть, причинам). И где защищают право на глухоту. И где есть квоты для поступления в университет для женщин и негров. На фоне таких историй все наши дураки на дорогах просто меркнут. Жить в романе Оруэлла и искренне считать, что их страна – вершина самой лучшей на свете цивилизации – это слишком даже для загадочной русской души. Но почитать интересно.


Автор: Анна Оспенникова