October 23rd, 2011

Генрих Бёлль, «Групповой портрет с дамой»

           Роман чувственный, даже эротический. Особенно, если понимать Эрос не только как физическое влечение, но и как стремление души к бесконечности, как жажду полноты существования. «Нужно … стараться ехать в земной карете, запряжённой небесными конями» - так говорит Лени, та дама, которая и является центральной фигурой романа и того группового портрета общества, который рисует нам автор.
            Роман антибуржуазный. Тема для Бёлля традиционная, атаке подвергается, в первую очередь, буржуазная мораль. Точнее, показывается вторичность морали перед экономической выгодой и перед формальной законностью, которая если не вовсе устраняет совесть, то позволяет оправдать любое безнравственное действие, вписывающееся в  законодательные рамки. Буржуа организуют войны, наживаются на них и выходят здоровыми из кровавой мясорубки, запущенной при их прямом участии. Гибель собственного сына Генриха, демонстративно  «напросившегося» на расстрел в знак протеста против участия отца в поставках германской военной машине, смогла выдернуть из этой среды Груйтена, но это единичный и совсем не типичный случай. Просто произошли в семье Груйтена, достопочтенного и уважаемого промышленника, какие-то аномальные явления, в результате чего родились у него сын Генрих и дочь Лени. Оба не вписывались в сложившуюся систему, не принимали её ценностей и моделей поведения. Тела их были не свободными, но свободными были их души. Они не пожелали приспосабливаться к законам общества, умертвляющим естественные желания и стремления. Как однажды выразилась Лени, ей повсюду мерещатся таблички с надписью: «Осторожно, опасно для жизни». Сын Лени и советского военнопленного Бориса Колтовского – такой же изгой, как и мать. И не только из-за своего происхождения, но и из-за симптома ОУД (отказа от успешной деятельности), делавшего его поведение непонятным, а непонятное всегда считается опасным. Они, как единичные ростки другой жизни, формально побеждены, но победителям это симпатий не добавляет.
            Роман антиклерикальный. Подчеркну, не антирелигиозный, поскольку на эту тему Бёлль не распространяется и своего отношения к вере не проявляет. Причём, если мне не изменяет память, объектом его критики  и в этом, и в других его романах становится католическая церковь, а протестанты остаются вне зоны обстрела.
            Роман, после которого он и удостоился Нобелевской премии. Вещь действительно сильная, хотя и кому-то может показаться слишком многословной и затянутой из-за неторопливости и кажущейся многословности, лишающей сюжет динамичности, но так Бёлль писал и другие свои большие романы. Упомяну его  «Бильярд в половине десятого», который дал мне для представления о мощи немецкой машины, обрушившейся на Советский Союз, гораздо больше, чем дают сухие перечни цифр. Потому что романы Бёлля передают атмосферу времени, а это удаётся далеко не всем. Тем он и привлекает читателя.