October 20th, 2011

Wall
  • ninulka

Михаил Нисенбаум - Теплые вещи

"Теплые вещи" Михаила Нисенбаума — один из самых теплых, важных и красивых текстов среди огромного числа сегодняшних книжных новинок. Кажется, в этом романе все совсем просто: главный герой — мальчик, потом юноша, из нормальной семьи, живущих обычной жизнью, без всяких там лишений и невзгод. Иной читатель, быть может, и задумается, начав читать книгу: "А зачем, собственно, все это описывать?" Но такое чувство быстро пройдет. Одно за другим происшествия школьной, студенческой, личной, а главное — внутренней жизни юноши захватывают всецело и распахивают одну за другой двери нового, растущего на глазах и удивляющего своим богатством мира.

Каждый встречный на этом пути — послание. Чего стоит один художник Горнилов! 

Он был художник, она — поэт. Впрочем, слова "художник" или "поэт" о них почти ничего не говорят. Горниловы были явления иного порядка. Их ореолы наполняли радиацией не только город, но даже дальние подступы к городу, начиная примерно от Верхнейминска. Иной раз едешь из Тайгуля вСверловск, спишь в автобусе. И вдруг (всегда в одном и том же месте) какая-то сила расталкивает тебя, и ты словно начинаешь слышать инфра-темную музыку тайны, шепот светящихся духов. Я просыпался и сразу понимал, что проехал больше половины пути к городу Валеры Горнилова. То же самое было и в электричке. А уж на сверловском вокзале эта музыка становилась такой явной, что переменяла меня. Я делался кем-то вроде героев его картин, у меня становились другими дыхание, глаза, волосы, походка.
Иначе и быть не могло: любая картина Горнилова перерождала того, кто на нее смотрел.

И еще — эта книга вся дышит природой. Уральской природой, в частности, но и природой вообще.

Тянулись дальние перегоны, вздымались и опадали волны хмурых лесов. Здесь снег уже не таял, прочто увалившись на ближайшие полгода. Башкирские названия редких станций, как всегда, окрашивали пейзаж какой-то утешительной безвыходностью.
Как же хороши и значительны имена уральских поселков и полустанков! Быньги, Таватуй, Сагра, Аять, Шарташ... Откуда в них такое родство с лесистыми отрогами,засахарившимися потеками сосновой живицы, с болотным багульником и алой кислотой костяники? И почему каждый раз, припадая к станционным табличкам зрением или воспоминаниями, я чувствую такую чистую, такую просторную грусть?


Ну, а сколько очаровательных зацепок из городской повседневности...

"Поезд следует до станции Измайловский парк! До станции Измайловский парк поезд! До Измайловского парка!" - закричал из динамиков незримый машинист, где-то там, в своей кабинке упиваясь растерянностью тех, чьи планы коварно расстроил.

И по мере продвижения героя "вглубь", в смятение первых любовных историй, отношения с друзьями, первые опыты художника и поэта, все больше понимаешь, какое эта книга лекарство и спасение. Спасение от обыденности
и привычного взгляда на вещи. Спасение, преображающее чем дальше, тем сильнее. 

Герой ее близок очень многим, особенно, наверное, взрослым людям, не успевших сжиться с тем, что своих порывов и мечтаний удобнее стесняться. Близок, потому что смел в том, чтоб рассказать о себе как о человеке таком же, как любой другой, смел смеяться над собой и смел открыться в самом сокровенном безо всякого кокетства. 
Это провоцирует огромное доверие к нему, герою. И к автору. И к жизни.


крыши

Михаил Боков "Я и дух президента П"




«Они молятся Путину. Они – секта» - такой красочный баннер зазывает нас покупать книжку «Я и Дух президента П». Сайт издательства («Альпина») также сообщает, что роман называют главным книжным скандалом года, и что вообще – книжку-то, мол, завтра запретят, поэтому покупайте быстрее.

Collapse )
firre

Эффинджер "Огонь на солнце"

Оказалось, что я пропустила одного из стоящих внимания киберпанков восьмидесятых, Алека Джорджа Эффинджера. В 1987 он смешал мусульманский колорит (!), киберпанк и чандлеровский детектив - и написал трилогию про Марида Одрана, живущего в опасном квартале восточного мегаполиса. В Будайене живут отбросы общества, почитающие Аллаха, в барах пляшут переделанные из мужчин в женщин шлюхи, каждый может подключить к мозгу "модик", либо дающий знания в определенной области, либо подгружающий дополнительную личность. Но это, скорее, краски, чем суть. Трилогия про Одрана - это крутой детектив (не с точки зрения интриги, а из чувства нуар-истории), причем с саркастическими реверансами в сторону Ниро Вулфа или Майка Хаммера. Крутой не за счет красок или интриги, а за счет необычного окружения и того, что герой неожиданно развивается. Если первый роман When gravity fails был мне интересен скорее как удивительный ликбез с удачными эпизодами, то второй, A fire in the Sun, по-настоящему завел.

Во-первых, Марид Одран из первого тома - это человек, который противопоставляет натуральные, немодифицированные способности миру, где чужую психику заливают в мозг так же легко, как напитки по стаканам. Он консерватор, но при этом наркоман. Если внедрение контактов в мозг его пугает, то психоделики, амфетамины и обезболивающие - нисколько. Он сидит на всем, что известно, периодически по ходу романа просто отрубаясь. Причем это не выглядит бравадой или штрихом сурового контркультурного героя. Это слабость. Во-вторых, конечно, колорит. Боссы района и наемные убийцы, прячущие истинные намерения за длинными рассуждениями о гостеприимстве и сиянии милосердного Аллаха, - это необычно. В-третьих, отличный язык. Он нигде не фальшивит, он крайне точен. Чириги похожа на барменшу из комиксов про инопланетного червя Темплсмита. После Эффинджера пролистала "Семь грехов радуги" Овчинникова - и это был epic fail.


Collapse )
firre

Ергин "Добыча. Борьба за власть"

История развития нефтебизнеса в "Добыча. Борьба за власть" лауреата Пулитцера Ергина дает гораздо более точное представление о мире, чем, скажем, расплывчатая "Империя" Негри-Хардта.Читать книги о бизнесе, в которых люди постоянно чем-то заняты, разрабатывают планы построения нефтяных вышек, освоения земель или обмана британского адмиралтейства, гораздо интереснее, чем бесконечные байки о вымышленных людях. Черчилль и Гюльбенкян, Рокфеллер и Реза-шах, - все они будут учителями, рассказывающими о реальном крое мира. Если вы осилите этот кирпич, вас настигнет просветление. С момента открытия того, что из нефти можно делать топливо для светильников, через момент изобретения Фордом конвейерных автомобилей и до настоящего дня нефть и ресурсы определяют если не всю, то значительную часть политики. В том случае, если любая страна испытывает перебои с нефтью/газом, она стремительно катится в ад, т.к. сейчас нефть важна практически во всех отраслях экономики. И речь не только о топливе, но и о производстве пластмасс и проч. Ради нефти крупные мировые концерны готовы на разнообразные широкомасштабные операции, начало которым положил еще Рокфеллер со Standart Oil, вступающий в тайные сговоры и как-то разоривший железнодорожных перевозчиков с помощью подставной фирмы. История нефти - это история интриг, риска, серьезного анализа и игры простого случая. Это по-настоящему интересно.

В книге Ергина очень увлекательно дан обзор того, как меняется внешняя политика государств в зависимости от того, нужна им нефть или нет. Разным политическим режимам на Востоке оказывалась или не оказывалась поддержка исключительно исходя из того, будут ли они сговорчивы при заключении договоров экспорта нефти. Скажем, история с Ираном, молодым шахом и Моссадыком. Традиционно настроенный, религиозный Моссадык пользовался большим влиянием в иранском обществе, чем молодой вестернизированный шах, однако он выступал за национализацию Англо-Иранской нефтяной компании, которая выкупила права на нефтяную концессию с поразительным уровнем добычи. Англичане и голланды усердно вели переговоры с Моссадыком, потому что им, по большому счету, все равно - диктатор или молодец сидит на троне. Нефтяным компаниям просто нужна нефть. Однако Моссадык оказался непонятливым упертым старикашкой, Collapse )