October 17th, 2011

Шарлотта Бронте, "Джейн Эйр"

Честно говоря, я на дух не переношу классические женские романы 19 века, и из всего, что в своё время пришлось перечитать в университете, по-настоящему мне понравились только отдельные книги – «Грозовой перевал», «Ребекка» и «Дэниэл Деронда». «Джейн Эйр» должна была быть ближе всего к «Грозовому перевалу», учитывая сестринские узы их авторов, однако слог Шарлотты Бронте не оказал на меня такого же воздействия, как манера письма Эмили.
У романов определённо много общего. Это и тяжёлый викторианский стиль (замысловатый синтаксис, обилие безличных предложений, устаревшая лексика и поэтизмы), и ограниченность вымышленного пространства (как правило, действие не выходит за рамки одного-двух старинных особняков), и витиеватые рассуждения на отвлечённые темы (о Боге, душе, добре и зле) и даже брутальный персонаж, к которому приковано всё читательское внимание. Но если Хитклиффа в «Грозовом перевале» я могла себе чётко представить, а автор умело надевала на него роль тёмной лошадки, то Рочестер – всего лишь приложение к Джейн Эйр, поэтому я не особо расстроилась, когда на экране его недавно воплотил совсем не брутальный Майкл Фассбендер.Collapse )