July 5th, 2011

Голубоглазый мальчик, Джоанн Харрис

 

Как-то давно я читала «Роман как держава» Павича и прикидывала в голове возможные реализации «современного романа». Основной его чертой, по мнению Павича, должна стать интерактивность (читатель сам выбирает, какую страницу читать первой, а какую – второй) и своеобразная виртуальность. Вместо линейного повествования – бесконечное множество вариантов, калейдоскоп каждый раз складывается заново.

Collapse )
цветное

Захар Прилепин "Грех" и другие рассказы

Река? Волга! Поэт? Пушкин. Сентиментальный? Фашист! А вот,  он,  кстати, душевный русский паренёк. Кажется, в 2006 году мне сказали, что у нас, в России появился писатель, уровня Питера Хёга, Захар Прилепин. Тогда вышел роман «Санькя». Я заинтересовалась, прочитала. Ну и, само собой, никакой не Хёг. Даже не знаю, откуда такие ассоциации. Что-то слегка совсем похожее «Условно пригодные», про бунт подростков, которым отказано в праве бунтовать.  Но по стилю и по масштабу совсем всё другое. Из «Саньки» мне запомнился тяжелейший фрагмент про похороны отца героя, а все  «производственные» НБПшные подробности прошли мимо.

 

Но вот, 5 лет спустя, я читаю новую Прилепинскую книгу ««Грех» и другие рассказы». Всё-таки важную премию человек получил. Интересно же, что он там такого написал, что прямо Нацбест. Что могу сказать? Как сочинитель он вырос. Малая форма – это его. Лирические зарисовки приобрели цельность. Тексты стали концентрированней, ярче. Правда, от этого заострился контраст между теплым беззащитным брюшком лирического героя и его готовностью размазать на месте всякого, кто может этой лиричности угрожать. Мне такое поведение очень гопничков напоминает, тоже оскорбленных в лучших чувствах простых пареньков. И агрессия прямо прёт, как в «Заводном апельсине» Бёрджеса.

 

Collapse )