May 11th, 2011

Маша Гессен. Совершенная строгость.


Купил книгу не столько ради того, чтобы узнать подробности биографии Г. Перельмана, сколько из желания понять, кто такие математики и как они мыслят. В школе по математике я бы получал нули, если б такая оценка существовала, и мои попытки разобраться во всем, что сложнее уравнений х+5=11 так ни к чему и не привели. По химии я исправно получал заслуженные тройки, по физике иногда бывали четверки, однако представить бензольное кольцо я мог, мог представить электрон, но вообразить косинус было выше моих сил. Поэтому люди, свободно чувствующие себя в мире таких абстракций, казались инопланетянами, и мне хотелось лучше понять их образ мысли.

К моему сожалению, книга оказалась чисто биографической, безусловно, интересной, но очень отдаленно касающейся того, как математики мыслят, решая задачи и доказывая гипотезы. О советском математическом образовании в ней едва ли не больше, чем о самом герое, и это, на мой взгляд, правильно, поскольку дает представление о среде и методах, без которых, возможно, все было бы иначе.

Кроме того, надо помнить, что изначально книга написана на английском, то есть для зарубежного рынка, и в ней есть пассажи, которые могут несколько покоробить отдельных российских читателей. СССР предстает мрачным, безрадостным, унылым пространством тоталитарного подавления личности, и из чувства противоречия мне все же хочется сказать, что любое столь широкое обобщение сглаживает многочисленные и разнообразные истории отдельных семей, в которых далеко не всегда все было безрадостно и серо.

Гипотеза о синдроме Аспергера в главе "Безумие" лично мне кажется данью современной традиции любое отклонение от удобной "нормы" считать психиатрической девиацией, приплетать диагноз и лечить таблетками с раннего детства, чтобы человек стал "как все". Это не менее тоталитарный подход, чем любая идеологическая промывка мозгов, и хотя определенные поведенческие модели вполне можно объединять под какими-то названиями, делать из них "синдромы" и тем самым сводить к заболеванию означает, что однажды мир может лишиться математиков, поскольку в детстве их закормят таблетками и сделают "нормальными".

Итог: книгу прочитал с удовольствием, никакой "желтизны" не замечено; рекомендую интересующимся.