May 7th, 2011

очки
  • ubl

Алло, Сергей!

Увеличить

В издательстве «Альпина Нон-фикшн» вышел новый текст Сергея Шаргунова под заголовком «Книга без фотографий».

Судя по ЖЖ Сергея, название родилось не сразу, издателями предлагались и другие варианты: «Какие твои годы?», «Сын ошибок» и «Альбом без фотографий». В итоге было решено остановиться на авторском заголовке, который звучит увесисто и оригинально.

Книга состоит из 15-ти очерков-рассказов, которые последовательно, шаг за шагом раскрывают перед читателем не по возрасту богатую событиями биографию Сергея.

Здесь детство в семье священника, три школы, подростковые влюбленности, журфак МГУ, рождение горячо любимого сына Ванечки, «бунт на бегу» - известная история с походом Сергея в большую политику, Чечня, война в Осетии, революционная Киргизия и русская деревня.

«Это цепочка разных историй, объединенных одним сюжетным «сквозняком», - говорит в промо-ролике к книге Сергей, - «и этот сюжетный «сквозняк» связан с одной простой метафорой, метафорой утраты фотографий».

Действительно, метафора утраты снимков собирает воедино эти разноцветные осколки прошлого «фотографически отпечатавшиеся в мозгу» автора.

Аура «ранних мемуаров» и хотя немного смазанная, но легко узнаваемая фотография автора на обложке, достоверное описание многих известных событий, заставляют читателя верить в автобиографичность написанного.

Для меня самое важное в книге – это простой жизненный принцип, насколько банальный, настолько же и подзабытый - «никогда не изменяй себе» и «будь честен».

Со школьной скамьи лирический герой (или автор) нес в себе эти «несущие конструкции» своего Я.

Например, когда осенью 91-го защищал от обезумевших одноклассников, вчерашних октябрят и пионеров разрисованный и оплеванный снимок Ленина:

«Эй вы! Погодите! Вы… Вы же! Вы были октябрятами, да? Пионерами, yes? Вы врали, а?! Отстаньте от него!».

Другая сцена примерно того же периода, но уже в другой школе, когда одноклассники на уроках подобострастно отвечали про Христа, являющегося в виде любого человека, а после уроков отрезали новичку путь к дому и «расстреливали» снежками.

«Стойте! Вы все врали!.. Я же брат ваш! Вы Христа бьете!». И снежок, «крепкий как редька» вмазал по губам правдоискателя.

Этот сюжет отсылает нас к более позднему периоду, к взрослой жизни со всеми ее соблазнами, в которой так трудно сохранить все эти качества и в которой так необходимо приобрести еще одно не менее важное – чувство ответственности. Перед собой, другими, часто незнакомыми людьми.

«Я затылком слышал Москву: девичий дробный смех, стариковский сутулый бубнеж, кто-то давил клаксон. И ловя поддержку у постороннего шума, я подумал: там, за жалюзи, случаются необычные люди, храбрые. Их мало, но есть такие. Это же элементарно – подчиниться мужчине с бровями и усами, он сильнее, но другие, яростные, одинокие и бессильные – разве я могу им изменить?».

И вот он, не подчинившийся («Деньги, дадим деньги. Должность. Или – упадешь в грязь»), но оставшийся верным себе очищает металлической лопатой от «снежной мути» московский дворик. «Это был триумф одиночества».

Дальше – Чечня, «неприкаянность», после расставания с супругой, лермонтовский фатализм.

«Может быть, я уже отжил свое, а? И теперь надо довериться судьбе: пасть под автоматной очередью за стеной Кавказа…».

Это же чувство отправляет героя на настоящую войну, вслед за которой в «поисках правды» он находит себя в Северодвинске, потом в Киргизии, где пульсировала очередная революция.

А в завершение - Воскресенки – дорогая сердцу приятеля Сергея деревня «в одной из центральных русских областей». Последний крестьянин, встретившийся на деревенском кладбище и два холмика, под которыми лежали его зачахшие от болезней детки.

«А увлекают меня такие книжки, что как их дочитаешь до конца», - говорил сэлинджеровский Холден Колфилд, - «так сразу подумаешь: хорошо бы, если бы этот писатель стал твоим лучшим другом и чтоб с ним можно было поговорить по телефону, когда захочется. Но это редко бывает».

Я бесконечно рад, что всегда могу позвонить Сергею и желание это только окрепло от прочтения его новой книги.

«Алло, Сергей! Как сам?».