May 1st, 2011

эльф

Мэри Стюарт "И девять ждут тебя карет"

Во-первых - это любовный роман, во-вторых – это пастиш. Или, наоборот, это, во-первых, пастиш, а во-вторых – любовный роман. Этими двумя обстоятельствами и определяются все недостатки данного произведения. От любовного романа унаследованы жуткий стиль повествования, при котором полноценные описания заменены длинными перечислениями через запятую разнообразных экзотических слов (бугенвиллия, рододендрон, лемонграсс и так далее), и полная предсказуемость действий героев (сейчас он ее поцелует… ага… а сейчас они поссорятся… есть!). От пастиша – абсолютная вторичность и смешение жанров (в данном случае романтическая история щедро приправлена детективом, готикой и саспенсом).

Но, все же, это качественный любовный роман и качественный пастиш! Автор обошлась без пошлых штампов, вроде «затвердевших сосков» и «волос, цвета эбенового дерева», а аллюзии на книги Шарля Перро, сестер Бронте, Жорж Санд, Толкиена, Дюма, Агаты Кристи и прочих известных писателей порой вызывают добродушную улыбку, больно уж здорово вся эта разношерстная компания смешана в одном флаконе.

Collapse )
Мартин Гал

А.С.Пушкин "О прозе"

Читая публицистику Пушкина, я был удивлен той точности формулировок, которыми он обозначил ошибки и заблуждения писателей, которые были его современниками, и в то же время, очень верно выразил сущность мастерства прозаика. Думаю, что мысли Пушкина не только не утеряли актуальности, но даже более важны для авторов пишущих в начале 21 века.
В черновом наброске статьи «О прозе» датированной 1822 годом мы можем прочесть:
«Что сказать об наших писателях, которые, почитая за низость изъяснить просто вещи самые обыкновенные, думают оживить детскую прозу дополнениями и вялыми метафорами? Эти люди никогда не скажут дружба, не прибавя: сие священное чувство, коего благородный пламень и пр. Должно бы сказать: рано поутру — а они пишут: едва первые лучи восходящего солнца озарили восточные края лазурного неба — ах, как это все ново и свежо, разве оно лучше потому только, что длиннее.
Читаю отчет какого-нибудь любителя театра: сия юная питомица Талии и Мельпомены, щедро одаренная Апол... боже мой, да поставь: эта молодая хорошая актриса — и продолжай — будь уверен, что никто не заметит твоих выражений, никто спасибо не скажет».
А ведь такое небрежное обращение с языком, осталось и у многих авторов пишущих сегодня. Пытаясь удивить нас, читателей, своим знанием языка – писатели используют массу прилагательных и глаголов для обозначения простых вещей, для которых достаточно и одного существительного.
Прошло почти 200 лет, а ничего не изменилось!
Но Пушкин дает совет писателям, который может быть полезен и для авторов сегодняшнего дня:
«Точность и краткость — вот первые достоинства прозы. Она требует мыслей и мыслей — без них блестящие выражения ни к чему не служат. Стихи дело другое (впрочем, в них не мешало бы нашим поэтам иметь сумму идей гораздо позначительнее, чем у них обыкновенно водится. С воспоминаниями о протекшей юности литература наша далеко вперед не подвинется).»
Лично я согласен с Пушкиным целиком.
А как думаете вы, уважаемые читатели?
Прав Пушкин или нет, а если он не прав, то почему?