April 27th, 2011

парусник
  • op_lot

Олег Криштопа "Чернобыль. Зона отчуждения"



Олег Криштопа "Чернобыль. Зона отчуждения". Харьков:КСД,2011

Минуло четвреть века с того дня, когда молодой город УССР Припять встретил ядерный рассвет. 26 апреля 1986 года произошла самая ужасная техногенная катастрофа в истории человечества. В 1:23 два взрыва разрушили реактор 4го энергоблока ЧАЭС. Мирный атом наказал человечество.
С тех пор было написанно множество работ по выяснению причин и последствий аварии. Практически каждый год появляется какая-то новая информация - результаты исследований, вскрытые архивы, воспоминания ликвидаторов. Вот и в этом году Олег Криштопа в сотрудничестве с харьковским издательством КСД выпустил книгу "Чернобыль. Зона отчуждения". Книга представляет собой сборник документов, статей, обсуждений на форумах, интервью и рассказов людей, непосредственных свидетелей аварии.
Collapse )
Анна

Дафна Дюморье "Ребекка"

Книга, не побоюсь этого слова, гениальная! В ней прекрасно все: образность языка; великолепно переданная атмосфера; чудесные описания пейзажей, интерьеров, мелких бытовых деталей (читая, чувствуешь запах цветов, слышишь шум морских волн и видишь начищенное серебро на столе); идея детально рассмотреть битву между прошлым и настоящим, на глазах выжигающую будущее; двуслойность повествования. Вот на последнем моменте стоит остановиться подробнее.

Первый слой составляют тщательно педалируемые писательницей различия между «положительными» и «отрицательными» персонажами. Рассказ ведется от лица безымянной двадцатилетней девушки, чистой и наивной сироты, работающей компаньонкой у богатой дамы. В Монте-Карло она знакомится с аристократом 46-ти лет Максимилианом де Уинтером, владельцем всемирно известного имения «Мэндерли». Дальше все как в сказке: первая любовь, скоропалительная свадьба, счастливый медовый месяц. А потом молодожены приезжают в Мэндерли, где все отмечено присутствием погибшей в результате несчастного случая Ребекки де Уинтер, первой жены Макса и любимицы всей округи: цветы расставлены так, как любила Ребекка, камины топятся в соответствии с привычками Ребекки, везде лежат вещи с монограммой Ребекки, а заправляет всем бывшая гувернантка Ребекки – миссис Дэнверс. Молодая жена панически боится слуг, соседей, родственников Макса, призрака Ребекки. Ее переживания описываются ярко и занимают большую часть повествования.

Collapse )


 

Джордж Оруэлл, "Скотный двор"

 «Все животные равны, но некоторые животные более равны, чем другие» - эта броская, запоминающаяся и затёртая от частого употребления фраза из романа Оруэлла «Скотный двор» на слуху уже почти семьдесят лет. Но меня задела другая, случайно встреченная где-то вольная цитата из этой повести, звучащая примерно так: шло время и животные стали забывать, как они жили при мистере Джонсе. Она настолько хорошо проецировалась на наше время, что и стала толчком для поиска и прочтения этого известного, но не столь знаменитого, как «1984», произведения. Что могу сказать теперь… Удручающее впечатление. Схематично и озлобленно. Как шалаш из десятка жердей – ни от жары, ни от холода и продувается всеми ветрами. Если в «1984», при всей водянистости и бесплотности, есть атмосфера абсурдности (хотя замысел автора, как бумеранг, покружил над социализмом и врезал в то общество, которое Оруэлл как раз и пытался защитить), то изображение революции 1917 года в России и последовавших за этим событий в виде восстания животных на отдельно взятой ферме, с трансформацией лозунгов и сути пришедших к власти, получилось ходульным, нехудожественным и мрачным. Единственным, пожалуй, светлым пятном в книге стал хряк Обвал (Снежок, Сноуболл и т.д., в зависимости от переводчика), соперник другого хряка - Наполеона. (Прозрачны намёки на Троцкого и Сталина). Возможно, это дань испанскому периоду жизни писателя и контактам с троцкистами. Неудачно сделанная сатира так бы и осталась одной из многих, разве что известность автора дала бы ей сто очков форы по сравнению с подобными пропагандистскими продуктами, но вот время создания сего творения красноречиво - 1943-1944 г.г. Своевременно, я бы сказал. Хорошее подспорье доктору Геббельсу от английского интеллектуала.