April 11th, 2011

с бананом по жизни

Питер Кэри - Моя жизнь как фальшивка

Австралиец Питер Кэри был незнаком мне раньше. Как в песне "то есть аб-со-лют-но".
Не знала о том, что он пишет на протяжении почти полстолетия, заслужив "звание" легенды Австралии - в прошлом году его фотографию разместили на австралийских марках, выпущенных ограниченным тиражом, серия «Легенды Австралии».
Не видела фильмов-экранизаций его романов - например, "Блаженство" (Bliss, 1985, Австралия), получившего номинацию в Каннах-1985 на Золотую пальмовую ветвь, и "Оскар и Люсинда" (Oscar and Lucinda, 1997, США, Великобритания, Австралия), с Ральфом Файнсом и Кейт Бланшетт в главных ролях.
Не слышала даже о множестве литературных наград, включая две Букеровские премии (на сегодня Питер Кэри и Д. М. Кутзее единственные, кто получал Букеровскую премию дважды).

В общем, знакомство свершилось случайно, к тому же с одним из его более-менее свежих романов - "Моя жизнь как фальшивка" (My Life as a Fake) выпущен в 2003. Книга не оставила меня равнодушной, и даже на первых порах всерьез увлекла. В основе сюжета - литературная мистификация, история о том, как один поэт создает бездарный (по его мнению) "продукт", неожиданно ставший модным, коммерческим, но главное - издает его от имени вымышленного персонажа Боба Маккоркла, несуществующего человека с пустой биографией, и сразу же "похороненного" создателем. Жуть закручивается в тот момент, когда вымышленный тип является во плоти к своему создателю, выкручивает ему руки, крадет его дочь, ломает всю жизнь буквально... как бы в отместку за собственное "рождение"-выдумку.

Своеобразное сочетание жанров - драмы, фантастики, триллера. Необычная история, очень красочный фон - Австралия, затем восточные страны, джунгли, обрывочная лирическая линия, очень эмоциональные описания страданий главного героя - и параллельная история о женщине-редакторе, слушающей (в будущем) историю его жизни. Вот чего мне не хватило для более яркого впечатления, так это более завершенного финала в отношении этой женщины. Тот случай, каких я не люблю, на последних пяти страницах повествование резко сворачивается, словно остатки ниток в толстом еще шерстяном клубке оказываются прелыми и быстро рвутся. Может быть, это должно считаться "внезапностью" развязки...
Знаю только, что на этом мое знакомство с автором пока не исчерпывается. С интересом почитаю что-то еще.

Collapse )