March 21st, 2011

Dj Stalingrad “Исход”.

Прочитал тут вчера.
Даже не знаю что сказать.

Начнём с вещей банальных: с факта покупки.
Что случилось тоже банально – приобрёл на книжной ярмарке в ДК им. Крупской исключительно из-за имени автора и страшных эпитетов.
Подумал: про фашистов. Это я люблю. Вот и купил. Оказалось, что не про фашистов, а непонятно вообще про что.

Collapse )

Зинаида Гиппиус "Мемуары Мартынова"

Разочарование. Практически все впечатление уместилось в одно слово. А ведь когда-то, в школьные времена, это имя было для меня притягательно. Притягательно тем, что упоминалось в контексте изучения "настоящих" классиков в противопоставлении: декаденс, ложное направление в литературе и еще целая низка ярлыков. Тогда очень хотелось прочитать автора, чьи произведения были покрыты флёром недоступности. Потом как-то забылось. И вдруг в руки попалась книга В. Вульфа об известных женщинах России. Очерки популярные, не исследовательские, но пробудили забытый интерес к Зинаиде Гиппиус, поэтому, когда увидела на раскладке книгу - решила купить. Прочитала и подумалось - а ведь не зря составители программы по русской литературе ярлыки навешивали. Зинаида Гиппиус показалась мне эдакой Ксенией Собчак вековой давности.
Collapse );

Евгений Прошкин "Истребитель "Родина"

 Первые пятьдесят страниц этой книги раздражают. Стилистических ляпов хватает, да и не по-русски написанных фраз тоже, так что невольно думаешь, что читаешь плохой перевод на русский одного из романов Филипа Дика. Будь на обложке написано не Прошкин, а какая-то другая фамилия, можно было бы махнуть рукой: ну, не доглядели с редактором, благо все остальное-то на первых пятидесяти страницах в порядке; бодрое начало. Но с автора невероятно мощных «Твоей половины мира», «Загона» и двух «Слоев» спрос куда больше, чем со среднестатистического фантаста, да что там фантаста - среднестатистического прозаика, отбросим жанровые рамки. И поэтому любая шероховатость в тексте иголкой колет глаз.
Но после этих 50 начальных страниц ляпы куда-то исчезают (возможно, они и остаются, но из-за скорости происходящего их просто не замечаешь), а начинается мускулистая проза, с сюжетными наворотами, играми с сознанием и подсознанием, ложной памятью и моральными делеммами (их за обилием трупов можно и не заметить, но это автор оставляет лазейку: не хотите, не замечайте, наслаждайтесь трупами). В «Истребителе «Родина», однако, сюжет куда проще, чем в той же «Твоей половине мира», так что это даже расстраивает. В прозе Прошкина, если ее начать рассматривать скептическим взглядом, вообще много странного. В этой книге, например, дикий подбор персонажей: программист-супермен, пьющий гэбэшник, инопланетянка, которую не устраивает секс с таким же инопланетянином. В книге герои говорят так, что отчетливо понимаешь, что так по-русски не говорят, да и по-английски тоже (в смысле, дух Филипа Дика явно не вселился в Прошкина). Фантастические элементы взяты как будто из книжки для детей «Как написать фантастический рассказ». И скептик же может с ужасом спросить: как это вообще работает? Как все вместе взятое может составить удачный роман? Где магия текста, как может сказать любитель фэнтези. А работает это все именно в Слое-2, а мы, в Слое-1, читаем проекцию той книги. Иного ответа я не вижу.
«Истребитель» - стопроцентный пейджтернер, меньше ста страниц в один присест он просто не позволяет заглатывать – к финалу теряет весь свой экшн и превращается в роман-диалог. Это позволяет автору остановить запыхавшегося читателя и порассуждать о совести, ответственности, предопределенности и, собственно, о родине.
Это не идеальный роман. И это не лучший роман Прошкина. Но все бы так хорошо писали.