March 15th, 2011

Евгений Гришковец “Асфальт”.

На соседней от меня улице живёт певец Розенбаум. Как мой папаша услышит случайно по телевизору исполнение Розенбаумом своих песен, он почти всегда характеризует это творчество следующим эпитетом: “жид завыл”.
Когда я давным-давно поделился этим наблюдением на одном форуме, то общественность охарактеризовала в подобных выражениях не только певца Розенбаума, но и музыкальные опыты актёра М.Боярского.
Дело здесь не в банальном антисемитизме, имеется в виду гнусавое с неким “скрытым смыслом”, с показушным “душевным надрывом”, а по сути технические никакое исполнение непонятных песен личностей с характерной внешностью.
Пусть конечно поют, я не против, но выглядит это на мой взгляд сомнительно.
У Розенбаума есть пара удачных песен, за счёт которых он на плаву, а М.Боярский строил из себя музыканта на волне, когда был популярнейшим советским актёром. С этим контекстом подобное творчество смотрелось, без него – выглядит как описано выше.
Вроде бы технически правильное, вроде бы со смыслом, но никаких эпитетов кроме тех, что выше оно не заслуживает.
Аналогичные эмоции у меня остались и после Гришковца…

Collapse )

Олесь Бенюх, "Шлюха, которую он обожал"

УвеличитьКому-то слово "шлюха" в названии книги может показаться  грубым. Мне не кажется, потому что оно точно характеризует героиню повести. К тому же уже есть прецеденты - Маркес, "Вспомниная моих грустных шлюх". Книга О. Бенюха - сборник повестей  и рассказов, содержащих целую галерею персонажей из всех слоев общества: "новые русские" и старые интеллигенты, проститутки и мошенники, "челноки" и безработные, дипломаты и разведчики. Время действия -90-е годы прошлого века и наши дни. Книга написана в лучших традициях русской литературы, то есть с глубоким сочувствием к "униженным и оскорбленным", с интересом к душе  "маленького человека".

Collapse )