March 3rd, 2011

Мартин Гал

Уолт Уитмен "Листья травы"

Об Уолте Уитмене я узнал, читая Генри Миллера: «Я, Уолт, тридцатисемилетний… Я прочен и крепок… Все предметы вселенной, сливаясь воедино, стекаются отовсюду ко мне… Уолт Уитмен, космос, сын Манхэттена, буйный, дородный, чувственный, пьющий, едящий, рождающий… Прочь затворы дверей! И самые двери прочь с косяков!.. Сейчас или позже – все равно для меня… Я таков, каков я есть, и не жалуюсь…»
Прочитав «Листья травы», книгу стихотворений, которую Уитмен издал впервые в 1855 году и в которую до самой смерти вносил поправки и дополнял ее новыми произведениями меня больше всего поразил стиль автора. Во-первых, Уитмен был не похож ни на одного из известных мне поэтов, во-вторых, он писал стихи в форме, которая больше напоминала мне Гомера, нежели поэтов 19 века, в-третьих, содержание стихов было наполнено ароматом первооткрывателя и мне сразу удалось обозначить Уитмена как Колумба американской поэзии.
И теперь, когда я перечитываю его удивительные «Листья травы» я не могу избавиться от ощущения, что ко мне обращается первый человек в мире, который пытается говорить стихом. Его впечатления о мире по-детски загадочны, а восторг от нахлынувших чувств от первых открытий подобен восхищениям свойственным только юности. Поэтому, читая «Листья травы», мне сложно представить, что автор книги – умудренный опытом человек.
Не имея предшественников в литературе Америки, Уитмен заново рождает английскую поэзию Нового континента. Читать Уитмена непривычно, даже иногда тяжело, но он может подарить мгновения, когда осознаешь, что первоначальная чистота восприятия мира всё же возможна, ибо «Листья травы» – это попытка вечного возвращения в наше доисторическое прошлое, когда яблоко познания еще оставалось на дереве, а Адам и Ева без суеты прогуливались в раю.