February 24th, 2011

с бананом по жизни

Лаура Эскивель "Шоколад на крутом кипятке"

Признаю, что пару дней думала, стоит ли высказать свое мнение об этой книге... во всяком случае попытаться его сформулировать и выставить на всеобщее обозрение так, чтобы не покривить душой, но и никого не обидеть. Дело в том, что привели меня к Лауре Эскивель упоминания и отзывы чудесных, симпатичных мне людей (всех современных авторов я беру из этих рекомендаций), и еще на середине книги я пребывала в том же "полете ощущений", соглашаясь, что книга волшебная, очень приятная, с тонким послевкусием, когда закрываешь ее на очередной главе перед сном...
И вдруг в моих ощущениях наступили "американские горки" (или пусть будут "латиноамериканские"). Сначала книга меня увлекла, затем поглотила целиком, я не могла оторваться от нее почти до рассвета, интереснейшие описания блюд мексиканской кухни, вплетенные в канву любовной истории, ярчайшие сочные образы, и (то, что я люблю) приправа из магического реализма. Привидения, голоса, образы умерших друзей из прошлого, эмоции и слезы, изменяющие вкус блюда, зарождающие в телах едоков то страсть, то горечь, то любовь, то ненависть. Я не читала "Донну Флору" Жоржа Амаду, с которой сравнивают книгу Эскивель, - но мне она напоминала образы из Джонатана Кэрролла, трогательно любимого мной.
Так вот, "вдруг" на 3/4 книги я поняла, что происходит невероятное, неприятное, разочаровывающее - вся магия свернулась в клубок, выставив колючие иголки глупой мыльной оперы. А в ней уже ни логики, ни сочных образов, а какие-то обрывки разговоров, сцен, скачки во времени (только что происходило одно, а уже прошло 10 лет), и фантасмагория в финале, которая меня не порадовала, не смотря на весь кэрролловский дух. Было обидно, честно говоря, за этой скомканный финал, прямо до горечи "шоколада на крутом кипятке".

В общем, впечатления двоякие. Может, стоило не дочитывать до конца, а оставить место для собственной фантазии. Да, и эта обложка еще не самая дурацкая. В варианте перевода как "Чампуррадо для жены моего мужа", обложка выглядит вот так.
Collapse )
с бананом по жизни

Харпер Ли "Убить пересмешника"

Для меня это тот самый случай, когда все-таки сначала стоило увидеть фильм (конечно, 1962 года), а потом читать книгу - уже "зная", как выглядят ее герои. Представлять на месте Аттикуса Финча актера Грегори Пека, его маленьких сына и дочь, сидящих рядом с его коленями, внимающих его поучительным словам. И если фильм по своему жанру считается судебной драмой, а я увидела в нем драму человеческих судеб, то в книге этого намного больше.
Человеческие судьбы, как жизни птиц пересмешников, невинные дети или обездоленные взрослые, переплетены в канве общего сюжета. События в маленьком городе Мейкомбе во время Великой Депрессии как образец, шаблон того, что происходило в те годы по всей Америке, и что по сути происходит до сих пор по всему миру - унижение, ненависть, безразличие. Книга Харпер Ли - это не просто история суда над невинным темнокожим, а рассказ о взаимоотношениях детей с с родителями, расистов с защитниками прав человека, стариков с юным поколением.
Книга действительно очень глубокая, пропитанная мудростью родителей по отношению к своим детям, к окружающему их миру.

Это и есть классика, которую нужно иметь в своей домашней библиотеке, предлагать читать своим детям и порой перечитывать самому, чтобы помнить, что есть - главное.
Collapse )