Алисс Зигманн (alisss_frosch) wrote in ru_books,
Алисс Зигманн
alisss_frosch
ru_books

Categories:

Роман "Море", Джон Бэнвилл: ненадежный рассказчик

Вот уж, действительно, не знаешь, куда заведет тебя книга. Какая, казалось бы, связь между романом ирландского писателя Джона Бэнвиллом «Море», за который он получил в 2005 г. премию Букера, и трудами немецкого социолога Никласа Луманна, названного одним из самых выдающихся ученых-социологов 20 века? Уверена, что на этот вопрос практически никому  не удастся ответить сразу.

Как оказалось, более чем очевидная связь имеется, и заключается она в акцентировании Бэнвиллом повествовательного приема, соотносимого в исследованиях Луманна с идеей  о «наблюдении второго порядка» (дословно «Beobachtung zweiter Ordnung»). Согласно этой идее, любое чтение, рассматривание картин, фотографий или просмотр кинофильмов есть «наблюдение второго порядка», поскольку наблюдающий фиксирует не то, что ему преподносится, а  лишь то, что он фиксирует для себя как свое наблюдение. Отсюда очевидно, применительно к  роману, что и герой рассказывает не о том, что происходило с ним в действительности, а о том, что он зафиксировал в своем сознании как происходящее. Реалия  или фантазия, правда или ложь, то, что было, или то, что казалось, что происходит, - все лишается своих устоявшихся в сознании корней для определения их таковыми, давая тем возможность читателю заново переосмыслить природу этих категорий. Если кто читал великолепный (скажу честно: и самый мой любимый) роман «Назову себя Гантенбайн»  Макса Фриша, тот поймет сразу, о чем идёт речь, поскольку в том романе прием параллельных реалий/ирреалий  также имел место быть. Как и там, в романе «Море» главный герой Макс Морден является и рассказчиком, и действующим лицом, и наблюдателем, он  и создатель канвы сюжета,  но и демиург прошлого. Таким образом, наше прошлое есть всего лишь она из призм нашего восприятия.  И открываться нам оно может той гранью, какую мы сможет воссоздать в своей памяти.

 

Поясняя в одном из интервью концепцию "ненадежного рассказчика", которым оказывается и Морден, Джон Бэнвилл подчеркивал, что, по его мнению, "природа нашего мира и того, что мы называем правдой, так неопределенны, что ненадежность остается единственным надежным способом рассказать историю для книги".

К сожалению, роман «Море» пока не переведен на русский язык, но мне представляется, что  уже опубликованный в России роман Джона Бэнвилла «Затмение» в какой-либо из степеней непременно задействует вышеназванную повествовательную  манеру.  Как было кем-то верно подмечено, романы Бэнвилла лучше всего подходят для неспешного вдумчивого чтения для эстетов, ведь по изысканности стиля и языка его произведения уже сегодня ставят  в один ряд с романами Владимира Набокова. Тогда и высказывание британского писателя Тибора Фишера о том, что роман «Море»  есть «туманно-запутанное искание и утончённый выбор людей с  Hampstead, малоподходящие для  обычного читателя» можно вообще рассматривать  как комплимент автору.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments